no©2000-2017 КиБиткА
Летопись Группы АлисА
Ваш логин:
Пароль:

 

Поиск:

 

21 апреля 2011 - К.Кинчев в радио-шоу Дмитрия Добрынина "Восьмая нота", Радио России (прямой эфир)

Эфир 21 апреля 2011 года, четверг 21:10

 

Мы продолжаем наши интервью с отечественными рок-музыкантами, и в этой программе вас ждёт встреча с лидером группы "Алиса" Константином Кинчевым. В 2010 г. команда выпустила свой новый альбом "Ъ", а 29 апреля и 1 мая в Москве и Санкт-Петербурге состоятся концерты, посвященные 20-летнему юбилею выхода альбома "Шабаш", вышедшего в 1991 г.

Константин Кинчев расскажет подробнее о создании нового альбома и о том, что ожидает поклонников на предстоящих концертах. Он также ответит на вопросы, связанные с рок-музыкой, расскажет о своем отношении к происходящим событиям современной жизни и поделится своими мыслями о собственном творчестве.

 

Радио России

 

 

 

21 апреля 2011 - К.Кинчев в радио-шоу Дмитрия Добрынина "Восьмая нота", Радио России

 

Расшифровка программы:

 

ДД (Дмитрий Добрынин): Здравствуйте, друзья! В эфире радио-шоу «Восьмая нота». У микрофона в московской студии «Радио России» Ваш вечерний д-д-д Дмитрий Добрынин. Я приветствую все города России и всех слушателей, которые в этот час настроили свои приёмники на нашу волну. В этом эфире мы продолжим наше интервью с отечественными рок-музыкантами. И в сегодняшней программе вас ждёт встреча с лидером группы АлисА, с Константином Кинчевым. В скором времени все поклонники этой команды смогут увидеть любимый коллектив на концертах в Москве, которые состоятся в конце апреля и будут приурочены к 20-летию выхода альбома «ШабаШ». Ну, вот, Константин, я приветствую тебя в нашей студии! Спасибо, что нашёл время встретиться с нашими слушателями.
КК (Константин Кинчев): Здрасте всем! Здравствуй, Дима! Я весь в внимании.

ДД: Как я уже сказал, одним из поводов для нашей встречи послужили твои предстоящие концерты, концерты группы АлисА, которые пройдут в Москве и в Санкт-Петербурге. Они называются «Шабаш ХХ лет».
КК: Да.

ДД: Альбом, который вышел в 1991 году?
КК: Да.

ДД: Он считается концертным, но, тем не менее, входит как номерной в дискографию группы. Основой послужил московский концерт в 1990 году?
КК: В Лужниках.

ДД: В Лужниках… Я помню, что ты в одном из интервью называл эту работу самой удачной в дискографии Алисы.
КК: Ну, видимо, это в ту пору, когда не было других альбомов. Один из самых удачных альбомов – да. То, что он эпохальный и легендарный время уже доказало, что это действительно так. Но с другой стороны, я вспоминаю, когда мы его только начали играть, он очень так с трудом воспринимался уважаемой публикой. Только по прошествии какого-то времени, он начал действительно серьёзно отдавать нам всё то, что мы в него вложили. За что ему огромное спасибо, то есть этому альбому. Работа проведённая была сделана не зря. Это уже как раз время подсказывает. У фанов наших, у большинства, это один из самых любимых альбомов.

ДД: Тогда же и появилась Армия Алисы?
КК: Да.

ДД: И смерть Александра Башлачёва повлияла очень сильно…
КК: Весь альбом посвящён гибели Башлачёва, большого русского поэта, который ушёл из жизни в 1988 году. А уже песню Шабаш я в Пскове эту песню играл, впервые, на акустическом концерте, после которого меня как раз закрыли органы правопорядка, в тюрьму. Весь альбом посвящён так или иначе гибели больших, хороших людей. Почему не только Башлачёв? Потому что там последняя песня есть «Всё в наших руках», она посвящена Цою, который ушёл в 1990 году. То есть, за тот процесс, пока я работал над этим альбомом, страна потеряла двух очень значительных людей. Невосполнимая потеря на самом деле. И для меня, и для всех, кому дорог рок-н-ролл.

ДД: Как будет построен концерт? Что там будет?
КК: Учитывая то, что в то время мы играли, как я понял, значительно меньше и уважаемая публика была довольна, никто не предъявляя, что вы играете очень мало, сейчас мы играем практически в 2 раза больше по времени, всё равно говорят, что мало. То есть, уважаемая публика избаловалась. Учитывая, что там, по-моему, было 16 или 17 песен и время звучания, по-моему, всего концерты где-то полтора часа, наверное. То есть, соответственно, будем добавлять ещё песни, которые в разные периоды жизни были записаны.

ДД: Некоторые слушатели, которые пишут нам на передачу и затрагивают имя Алисы и твоё творчество, они говорят о том, что знакомились с твоими песнями уже позже, чем они вышли уже в релиз и для них это хорошо, потому что с их точки зрения твои песни становятся для них открытыми. Они их начинают слушать именно в то время, когда вот именно необходимо. То есть, раньше они, возможно, их не поняли бы. Ты согласен с тем, что до некоторых вещей нужно дозреть и знакомство с песнями, с твоими песнями, оно должно происходить вовремя?
КК: Чё ж я буду тут выпендриваться, что «до моих песен нужно дозреть»… Я не буду этого говорить. Я болею этими песнями, которые у меня пишутся. Всё, что творится на душе, все мои переживания, рано или поздно выливаются в какую-нибудь из песен, я это отдаю на суд уважаемой публики. Удачно, не удачно у меня получается – уже решать ей. Понравилось, не понравилось – тоже решать уважаемой публике. Если понравилось, мне очень приятно. Если чьё-то сердце забилось в унисон с моими жизненными ощущениями – тоже здорово.

ДД: Давай вот тогда сейчас послушаем композицию «Шабаш», которая открывает одноимённый альбом…
КК: С удовольствием.

ДД: …и которая прозвучит на концертах в конце апреля.
КК: Да.
Звучит песня «Шабаш»

ДД: Дорогие друзья, вы слушаете программу «Восьмая нота» на волнах «Радио России». До конца этого часа вместе с вами лидер легенды отчественной рок-музыки группы АлисА Константин Кинчев. В конце апреля в Москве и в Питере пройдут концерты этой команды, посвящённые 20-летию релиза «Шабаша». Одна из композиций этого диска, которая так и называется «Шабаш», вы услышали только что. Как глоссит самая распространённая рок-история начала твоего творчества, когда ты пришёл к музыке, что первая группа, которую ты услышал, была Black Sabbath. Правда это?
КК: Нет, конечно. Я до Black Sabbath слышал тоже группу, которую смело можно назвать рок-группой, такие, как Rolling Stones, допустим, Beatles. Но, когда я услышал Black Sabbath, я понял, что вот это вот совсем моё. Я заболел хард-роком, захотел стать таким же, как Оззи Осборн. Уж не знаю, получилось у меня или нет, но я понял, что я хочу в этой жизни быть только рок-звездой после того, как я познакомился с звучанием группы Black Sabbath.

ДД: Если брать твои ранние релизы, то вопреки стереотипам, ты стал исполнять всё-таки не heavy metall, а Black Sabbath считается одним из основателей heavy metal.
КК: Ну, они основатели heavy metal благодаря Ози Осборну, который этот жанр, на мой взгляд, и создал. А Black Sabbath, особенно ранний Black Sabbath, это хард рок. То, что меня и ворожило, и цепляло. То есть, там было три кита на самом деле: Black Sabbath, Led Zeppelin и Deep Purple. Led Zeppelin тяготил к ритм блюзу, Deep Purple более простой форме, построенной на очень простых и запоминающихся рифах, то есть на ритме и на драйве, на харизме вокалиста. А Black Sabbath ещё и мировзренченскую штуку туда ещё подпулял. И, соответственно, Black Sabbath как раз родил кучу направлений, кроме просто классического heavy metal, ещё и направлений death metal и готика, то есть из которых потом эти жанры превратились. Очень много, чего потом открылось…

ДД: Твой любимый альбом есть у Black Sabbath?
КК: Я «Sabbath Bloody Sabbath» люблю больше всего. Нет, я люблю все альбомы с Оззи Осбурном. Как только Оззи покинул после «Never Say Die!», я Black Sabbath перестал слушать. Стал слушать сольный альбомы из Осборна и понял, что, конечно, Озик меня повёл за собой, а не Тони Йоми. Хотя сольный альбом Тони Йоми, который вышел не так давно, лет 5 назад, очень хороший, где поёт очень много достойных людей.

ДД: На протяжении всего времени, сколько существует рок-музыка, можно услышать такие мнения, что сегодня вот эта музыка, уже направление метала, да? Она может разрушительно влиять на внутренний мир человека. Что вот ты, как рокер, можешь ответить на такие заявления?
КК: Всё может влиять на человека, как разрушительно, так и созидательно. Вопрос – что внутри у человека творится и какие приоритеты он для себя ставит. Музыка к этому не имеет никакого отношения, музыка – это инструмент для воздействия и всё. Человек, тяготеющий к чёрному, грубо говоря, будет вытаскивать чёрное, человек, тяготеющий к светлому, будет вытаскивать светлое. Музыка объёмна, как воздух. В воздухе есть всё, жизненно важные, необходимые вещи, благодаря которым человек живёт и куча неприятных и вредных вещей, благодаря которым человек умирает. Ну, вот только об этом и пою… То есть, о чём можно петь? Это 7 классических и не увядающих сюжетов. Собственно, ими и жонглирую и других человечеству не выдумать. Любовь и Ненависть, Добро и Зло, Дружба и Предательство, Вера и Сопротивление – и всё это находится в нас, всё живёт в человеке. Вопрос приоритета.

ДД: Твоё мнение же, ну, как любого человека…
КК: Поэтому, когда мне говорят, что музыка сатанинская, мне смешно. Когда мне говорят, что музыка Православная, мне тоже смешно. Не бывает православного рока, не бывает сатанинского рока. Бывают люди с вектором, направленным в Небо или люди с вектором, направленным вниз.

ДД: В 1994 году ты вернул медаль «Защитник свободной России». Это факт твоей жизни…
КК: Я не помню в 1994 или в 1995. Наверное, в 1994. Да, в 1993 получил… да, в 1994.
(прим.: ноябрь 1994)

ДД: Вот Beatles в своё время отказались получать.
КК: Ну, я пошёл чуть дальше. Я получил, а потом вернул.

ДД: Опять же распространённо такое мнение, что мотивом для возврата было убийство журналиста Дмитрия Холодова.
КК: Да. Дмитрия Холодова, а потом доканал меня ввод войск в Чечню. Я решил таким образом заявить о своём несогласии с действиями государства.

ДД: А как ты думаешь, сегодня есть причины для такого поступка?
КК: Ну, во-первых, меня вряд ли наградят, потому что, зная уже, что я с этими наградами могу сделать, лучше не награждать. Поэтому, я думаю, прецедента больше не будет.

ДД: Давай обратимся к твоему последнему альбому, который называется «Твёрдый знак». Как долго шла работа над ним?
КК: Учитывая, что у меня умер друг Рикошет и мы решили сделать трибьют, и сделали его, то есть, а работа над этим альбомом затянулась. Последнее время чего-то я каждый год по альбому начал делать. Здесь промежуток в 2 года, между «Пульсом Хранителя» и вот этим альбомом. В этом промежутке был трибьют Рикошету «Выход Дракона», которым мы занимались целый год. А этот вышел в 2010 году, в конце 2011 выйдет следующий. Он уже готов, осталось его свести.

ДД: А название есть?
КК: Да. Название есть. Называется «Двадцать Двенадцать».

ДД: Давай мы тогда сейчас послушаем композицию, которая называется «Крик».
КК: С удовольствием. Если говорить, как она писалась, в деревне у меня в бане я себе студию сделал такую, деревенскую. Там сижу и занимаюсь аранжировками и, соответственно, записываю.

ДД: У тебя на сайте всегда в разделе лирика написано «когда и где» это создано.
КК: Деревня Сабо, летом.

ДД: Для тебя важно то место, где ты создавал произведение?
КК: Ну, фиксирую просто.

ДД: Просто фиксируешь?
КК: Фиксирую место, где всё это появляется. Как-то это повелось. Я помню с какой песни вдруг мне захотелось вот это делать. «Дурак и Солнце», у меня такая песня была. Написал в гостинице «Октябрьская». Думаю, вот зафиксирую я вот число и время. И вот с этой песни я начал фиксировать все свои написанные песни.
Звучит песня «Крик»

ДД: Дорогие друзья, сегодня на волнах «Радио России» в программе «Восьмая нота» Константин Кинчев и только что вы услышали одну из последних работ группы АлисА, песню с названием «Крик». Но вот многих слушателей удивило название альбома «Ъ». Какие ещё буквы или, может быть, слова могли бы определить этот релиз для тебя лично? Как это пришло? Почему «Ъ»?
КК: Потому что просто само название этой буквы говорит само за себя – «Твёрдый знак» - знак твёрдости, уверенность в выбранном пути, желание с него не свернуть, быть верным до конца, грубо говоря. Собственно говоря, девиз альбома «Ъ»: «Будь верен до смерти», а ещё правильнее можно было сказать… «Будь верен до смерти», что я вкладываю в понятие «Православие или смерть» - это мой выбор, никому его не навязываю. Это мой выбор. Для меня это так.

ДД: Несколько было таких шумных историй в Москве на твоих концертах, когда охрана, обслуживающий персонал, можно сказать, вели себя достаточно некорректно к зрителям твоих шоу. Были инциденты такие…
КК: А мы с этими площадками и не работаем, клуб «Б1» мы не работаем и клуб Arena Moscow – мы тоже с ними не работаем.

ДД: Если ещё что-то будет, такая же…
КК: Ну, естественно, и скора в Москве у нас, может, не окажется ни одной площадки, где можно будет работать. Но хотя, думаю, что окажется и будет – это клуб PiPL, где замечательные люди работают и понимают, что такое группа АлисА, любят её, ценят и уважают. И, соответственно, уважают публику, которая приходит на эти концерты. Так что, если у нас не останется ничего, но клуб PiPL всё равно будет у нас в Москве.

ДД: Это бывшая «Арена Рок».
КК: Да.

ДД: Вот для музыканта каждая песня, как ты уже говорил, по-своему дорога. Это ассоциации с теми моментами в твоей жизни, когда ты её создавал. Ты можешь назвать песню, которая ближе каких-то ещё других композиций? Не потому что она лучше, а потому что в ней удалось по максимуму вложить суть какого-то жизненного, твоего жизненного восприятия.
КК: Ну, я не знаю, как принято на подобные вопросы отвечать. Отвечу так же: я, наверное, ещё эту песню не написал. Дело в том, что если б у меня было мало песен, я бы ими дорожил. Если б было у меня много, я бы их не помнил. Но поскольку я нахожусь в этой счастливой золотой середине, у меня песен не много и немало написано. Я ими и дорожу, и в то же время свободно расстаюсь. То есть, когда она написана и издана, я считаю, что она вышла в свет и ей могут пользоваться все остальные. А я занимаюсь написанием следующей.

ДД: Но помнишь все?
КК: Помню, да. Ну, время от времени, уже как бы возраст говорит и берёт своё, и забываю текст иногда…

ДД: На концерте?
КК: Да. Бывает…

ДД: Что ты тогда делаешь?
КК: Ну, извиняюсь, что я ещё могу сделать?

ДД: А они подпевают сами?
КК: Ну, когда подпевают, когда нет.

ДД: Обычно, аудитория даже лучше может знать.
КК: Ну, да. Конечно.

ДД: А есть ли какие-то вещи, которые ты по каким-то своим внутренним убеждениям не исполняешь на концертах?
КК: Нет. Если говорить серьёзно, внутренних убеждений нет. Вот таких песен. Если говорить более просто, то есть песни, которые просто надоело исполнять. Я их и не исполняю. Есть песни, которые, мне кажется, не греют мою душу на сегодняшний день. Не о том немножко, что хочется сегодня спеть. Тоже не пою. Но у нас есть мероприятие, которое раз в год мы проводим с уважаемой публикой, это мероприятие называется «ВАШ НАШ выбор». И тогда на сайте группы у нас проходит голосование, как правило, в течение месяца идёт голосование, а потом на базе этого голосования выбираются 20 песен, которые хочет уважаемая публика услышать на концерте, мы половиним, потому что это «ВАШ НАШ выбор» и делаем 2 концерта: 10 на одном концерте – 10 нашего выбора и 10 на другом. Проходят эти концерты, как правило, на ура. В этом году тоже будем этим заниматься. Думаю, что голосование откроем в мае, в июле будем, наверное, или в августе играть в Москве и в Питере «НАШ ВАШ выбор».

ДД: На одной из пресс-конференций ты объяснил, что именно вкладываешь в жест, который всем поклонникам рок-музыки показал когда-то Ронни Джеймс Дио. Вот ты сравнил это со штепселем и электрической розеткой.
КК: Да.

ДД: Есть ведь и другой знак, который ты используешь.
КК: Что касается «козы», популярной на рок-концертах, Ронни Джеймс Дио сделал этот знак и им стали пользоваться все. А я считаю, что это «штепсель-розетка» взаимообмена энергиями. Что ни хорошо, ни плохо, это как данность. Я когда веду концерт, мне хочется своей жестикуляцией максимально точно акцентировать на том, о чём я пою. И поэтому, если я делаю знак «козы», я его поднимаю в тот момент, когда я с чем-то не согласен и я негативно отношусь к этому. Когда я говорю о свете, о выходе, о дороге, я поднимаю ещё палец к указательному и мизинцу. Это знак Христа, Осенения. Соответственно, так – чёрное, а так – светлое. Но это моя жестикуляция. Для меня это так.

ДД: Вот в 1994 году вышел альбом «Чёрная метка».
КК: Да.

ДД: На этом альбоме есть композиция «Умереть молодым». Многим поклонникам рока известен негласный круг 27-летних, куда вошли многие рокеры, покинув наш мир в возрасте 27 лет. Вообще, вот «умереть молодым» - это один из девизов рок-н-ролла 80-х годов. Живи сейчас, умри молодым.
КК: «Живи быстро и умри молодым» - это Джим Моррисон.

ДД: Джим Моррисон?
КК: Да. Но если её внимательно послушать, там, по-моему, всё ясно – если ты выбрал этот путь, вот таким вот образом если ты свою жизнь строишь, то ты непременно умрёшь молодым. Там каждый куплет о том, как ты себя уничтожаешь для того, чтобы умереть молодым. И если ты решил остаться на этой дороге, флаг в руки.
Звучит песня «Умереть молодым»


ДД: На этом же альбоме, «Чёрная метка», вот оформление, можно увидеть шута с характерными для этого образами, атрибутами. В нашей прошлой беседе, когда мы встречались, ты говорил, что образ шута тебе близок на сцене, в твоём творчестве.
КК: Да я по жизни шут.

ДД: Давай ещё послушаем композицию с «Ъ». Интересный текст очень для меня лично оказался. Это «Работа» называется песня.
КК: С удовольствием.
Звучит песня «Работа»

ДД: Дорогие друзья, вы слушаете на «Радио России» программу «Восьмая нота» и сегодня с нами до конца этого часа лидер группы АлисА Константин Кинчев. Только что прозвучала композиция с названием «Работа» с последнего альбома Алисы, который называется «Ъ». Ну, вот, насколько я знаю, ты сам принимал участие во всех аранжировках песен с «Ъ», да? Ты всегда это делаешь или это как исключение вот для этого альбома было?
КК: Я освоил «лоджик», увлёкся, и этот альбом сделал и вот следующий, который записали, тоже в общем как бы весь. В предыдущих я в меньшей степени участвовал в аранжировках, хотя участвовал всегда, конечно. Здесь я просто по сути сделал этот альбом.

ДД: Бывает такое, что текст, допустим, не пропевается у тебя?
КК: Бывает. Но это уже проблемы дикции. Дикция у меня так себе. Поэтому иногда сложновато бывает.

ДД: И что-то приходится менять, да?
КК: Ничего не приходится менять, оставляю так.

ДД: Оставляешь так?
КК: Да. И поэтому иногда уважаемая публика и не может разобрать, о чём же всё-таки я пою.

ДД: Вот на этом альбоме, на новом, какие песни?
КК: Я не помню. Здесь вроде с дикцией всё более менее.

ДД: Вообще, вот в песнях, которые на этот релиз вошли, есть тот саунд, тот звук, да, эта мелодика, которая на прошлых работах не встречалась.
КК: Было б глупо делать… Мне не нравится находиться в рамках жанра. Приходиться всегда из рамок жанра вылезать.

ДД: Добавлено много электронных сэмплов, здесь можно услышать.
КК: Ну, мы играем с этой игрушкой уже считай всё десятилетие. С альбома «Солнцеворот» начали работать с сэмплами и продолжаем. Здесь просто жанрово немного другая музыка, на мой взгляд, в сравнение с «Пульсом». Хочется делать разное. Экспериментировать хочется, не взирая на возраст. Есть тяга к экспериментам.

ДД: Да, но у тебя всегда вот в каких-то песнях есть скрытый смысл, кто как увидит между строчек, да? Так или иначе, ощущение протеста, несогласия, сквозит практически через все твои песни.
КК: Ну, с чем-то несогласие, а с чем-то согласие. С тем, что я считаю важным созидать именно нужным для формирования единой личности, собирание разорванного по кускам человека в одно единое целое, в нового человека – с этим я согласен и это петствую, а с чем не согласен, то и предъявляю. Из этого и получаются альбомы. С чем-то не согласен – предъявляю, с чем-то согласен – петствую.

ДД: Но вот скажи, когда в 90-х, в начале 90-х, когда появилось вот это ощущение, что сейчас все пути открыты, можно исполнять любую музыку…
КК: Ну, каждый пошёл своей дорогой, потому что посчитал свою дорогу единственно верной. Единство таким образом прекратило существовать. Когда все были под гнётом социалистической лжи собраны для выживания в единый кулак, все были вместе. Но а когда всё это преодолелось, все пошли своим путём. Потому что свободу видели каждый по-разному. Свою свободу, личную, персональную. 90-е это как раз очень ярко нарисовали. Кто-то взялся за оружие и вышел на большую дорогу, так скажем, начал свою свободу таким образом утверждать. Кто подо что был заточен, то и взял.

ДД: Для тебя это время трудное было?
КК: Нет. Для меня не трудное. У меня вообще трудных времён не бывает. В каждом десятилетии, в котором мне посчастливилось существовать были свои плюсы и свои минусы, но меня, как личности, это не касалось, потому что я внутри себя свободен. И внешние проявления не так важны.

ДД: 29 апреля, 1 мая твои концерты будут в Москве, соответственно, и позже в Питере, 1 мая.
КК: Да.

ДД: Эти программы как-то будут отличаться между собой?
КК: Нет, не будут. Но на счёт бэклайна есть некие опасения, потому что в Питере всё-таки будет меньше площадка, будет Юбилейный, хотя мы просили СКК, но будет Юбилейный. Ну, такая родная для нас площадка, мы всю жизнь играем на ней в Питере, реже в СКК играем. Но единого бэклайна мы вряд ли добьёмся, в основном это визуальной стороны концерта будет касаться. Поэтому в Москве будет всё, а в Питре будет всего лишь часть того, что будет в Москве. К сожалению. Просто питерские промоутеры не тянут по затратам. Потому что площадка меньше, видимо и мы вынуждены идти на вот этот компромисс. Поэтому всем, кто хочет увидеть «Шабаш» таким, какой он задумывался, всё-таки приезжайте в Москву. Потому что в Питере будет немножко не так. Прошу прощения.

ДД: Ты не частый гость в нашей студии. Это понятно, что когда появляется альбом, какой-то информационный повод…
КК: Я с удовольствием, Дима, буду приходить к тебе на чай…

ДД: Спасибо.
КК: С тобой одно удовольствие беседовать.

ДД: Спасибо. Ну, вот расскажи, летом у вас какие-то планы есть?
КК: Ну, я сказал, сейчас два, Москва и Питер, «ВАШ НАШ Выбор», а дальше, как правило, это летние фестивали. Куда позовут, туда и поедем. Летом в основном фестивали. Сольные концерты – это вот «НАШ ВАШ Выбор» и всё, сольных не будет.

ДД: Как ты выстраиваешь отношения с поклонниками? Вот ты уже рассказал то, что вы делаете Наше, Ваше, что они могут выбрать для концерта… После концерта, допустим, есть какая-то автограф-сессия или какое-то… общение.
КК: Как правило… Я считаю очень успешной и удачной, и человеческим актом – это когда выходит альбом, происходит автограф-сессия в том или ином месте. И я, честно, даю автографы до последнего желающего. Те, кто был на этих автограф-сессиях, тот подтвердит, что это действительно так. И со всеми фотографируюсь, и провожу на этих автограф-сессиях часов по 7-8.

ДД: После концерта, если, допустим, кто-то подойдёт?
КК: Ну, после концерта ты обычно едешь в другой город. Если маршрут не соответствует, то времени нет. Ну, так вышел, чего-то написал, с кем-то сфотографировался и…

ДД: А через Интернет ты общаешься?
КК: Я нет. У меня нет вопросов к человечеству. И чем дольше живу, тем больше понимаю, что у меня нет ответов, которые я мог бы дать человечеству. Потому что у меня нет ни одного правильного ответа.

ДД: Как ты тогда относишься к интернет-общению? Когда ты не видишь человека, видишь только фотографию, а на фотографии может быть совершенно…
КК: А я в Интернете ни с кем не общаюсь.

ДД: А как ты относишься к такому?
КК: У меня нет никаких своих страничек, ни на каких полях, ни в Контакте, ни в facebooke. Всё, что там под моим именем – это не я. Это лжецы и провокаторы. Никак я не общаюсь, в Сети я не общаюсь. В Сети я добываю полезную мне информацию. Быстро и очень удобно.

ДД: Есть ли какие-нибудь у тебя песни, в своём, так скажем, рок-багаже, которые по каким-то причинам не вошли ни на один релиз?
КК: Практически нет. Есть, но их там ничтожное число. И всё равно я какие-то песни пристраиваю к каким-нибудь альбомам. То есть, у меня практически безотходное производство. Я дорожу своими песнями, потому что у меня их не так много написано. Вот это относится как раз к том, что их всё-таки не так много.

ДД: Как-то я видел, ты на концерте вышел… ты, наверное, часто это используешь, у тебя был повязан такой красный шарф.
КК: Ну, время от времени я с шарфом.

ДД: Будет на концертах «Шабаш ХХ лет»?
КК: Не знаю, вряд ли.

ДД: Выглядел, как «я ариею алым знаменем», очень эффектно это было на самом деле.
КК: Ну, да. Достаточно сценичная личность. Вообще, фронтмен не плохой. Я это знаю.

ДД: Какое-то ещё театральное действие? Может, ты что-то расскажешь, что будет на концертах?
КК: Много, чего придумано. Если будет всё работать, будет красиво. Жду всех 29-го в Москве и 1-го в Питере. Приходите. Добавлю, это эксклюзивные концерты, которые будут сыграны всего 2 раза. По городам и весям мы с этой программой не поедем. За всей информацией приходите к нам на сайт www.alisa.ru.

ДД: Дорогие друзья, наше время в эфире постепенно завершается. Вас ожидает ещё одна композиция в исполнении группы АлисА и Константина Кинччева. Но прежде я напомню адрес, по которому мы ждём от вас писем и предложений к нашим будущим программам… Константин, спасибо, что пришёл сегодня к нам и представил предстоящие концерты, которые будут 29-го апреля и 1-го мая, представил своё творчество. Но вот сейчас мы послушаем ещё одну вещь группы АлисА, которая называется «Рок-н-ролл Крест». В твоих песнях часто используются слова «Рок» и «Рок-н-ролл». Что кроме музыкальных стилей ты вкладываешь в это?
КК: Образ жизни. Образ жизни. Более ёмко и честно на это не ответить, но поскольку все об этом говорят – это становится уже штампом. В этом штампе много глубины. Можно сказать «Рок-н-ролл», можно сказать «Рок». Вообще, в русской транскрипции Рок – это Судьба. Это очень ценно. То есть, выбрал себе эту стезю, будь любезен, и оставаться на этой стези честным до конца. Вот собственно и всё, что требуется от человека, чтобы ему «не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы» - выбрал свою стезю и пошёл по ней чесать до конца.

ДД: Ну, что ж, дорогие друзья, на этом я, Дмитрий Добрынин, и Константин Кинчев прощаемся с вами.
КК: Приходите!

ДД: Приходите на концерт 29-го апреля и 1-го мая, Москва-Питер, «Шабаш ХХ лет».
КК: Да.

ДД: Всего самого доброго и слушайте Рок!
КК: От всей души!

 
Дата публикации: 15.08.2011;   Опубликовал kibitka;   Кол-во просмотров: 1103
Новость была отредактирована пользователем kibitka 30.11.2012,
Причина редактирования: аудиозапись и расшифровка
31 марта 2011 - В рамках Общедоступного православного лекторя состоялась встреча с Константином Кинчевым (упоминание об альбоме «20.12»)
22 апреля 2011 - Игорь Романов принимает участие на концерте группы НЭП

 

 

НАВЕРХ