no©2000-2019 КиБиткА
Летопись Группы АлисА
Ваш логин:
Пароль:

 

Поиск:

 

10 июня 1988 - Концерт - Ленинград - Зимний стадион - VI РОК-фестиваль ЛРК

198806101

 

Лето 1988 года. Апогей популярности рок-музыки. Естественно, фестиваль проводится на стадионе в центре города. Никакого жюри, никакой литовки текстов, никаких лауреатов, никаких призов. Групп стало в клубе так много, что первый тур фестиваля, раньше бывший отборочным и закрытым, сделали общедоступным, правда, в зале ЛМДСТ. Но отыграли на его концертах 25 групп. Так называемые наиболее достойные были допущены до второго тура на Зимнем стадионе.
Второй тур обещал быть грандиозным: семь дней, шестнадцать концертов, тридцать пять групп. Билеты продавались только комплектами на все дни и стоили от 35 до 45 рублей.
Впервые на фестивале играли иногородние приглашенные группы, а не "переселенцы".
Начался второй тур фестиваля с грандиозного скандала. Устроители со стороны рок-клуба (а во главе оргкомитета стоял Андрей Тропилло, который договорился с поляками о привозе польского комплекта аппаратуры и с "Видеофильмом" о съемке фестиваля и его записи) о чем-то не договорились с руководством Зимнего стадиона. В результате перед началом 1 концерта двери оказались заперты в связи с нарушением противопожарной безопасности. Тут инициативу взял в свои руки Михаил Борзыкин, лидер группы "Телевизор". Зрители соорудили плакат "Судьба фестиваля в наших руках" и двинулись к Смольному через весь город, вполне многочисленной и организованной колонной. Не дойдя до цели немного, у кинотеатра "Ленинград" толпа была остановлена милицией. Заводилы отправились уже на милицейской машине назад на Зимний стадион выяснять, кто прав. В результате выход был найден: тартановое покрытие Зимнего стадиона будут противопожарно поливать, а зрителей предупреждать об огнеопасности. В результате с опозданием на сутки фестиваль все же начался.
Правда, из-за этого опоздания началась чехарда с расписанием, и даже члены оргкомитета не всегда утром знали, кто играет вечером. Кроме того, на Зимнем стадионе оказалась отвратительная акустика, которую не помог озвучить ни польский аппарат, ни кудесник Тропилло.
Публики на концертах было "то густо - то пусто". Особенно мало народа было на молодых группах.
В общем, рок-клубовские структуры оказались не готовы к обеспечению работы такой многодневной махины.
А чисто музыкально фестиваль был интересный, разнообразный. Только мало кто смог выдержать его полностью.
Сайт Рок-клуба

198806101

 

198806101

 

 

ведущий – Саша Семёнов: Я предлагаю соединить ваши усилия, для того, чтобы это прозвучало разом, но здорово! Я приглашаю на сцену «Алису»! Но у меня к вам будет небольшая просьба, я хочу, чтобы вы стояли твёрдо весь этот концерт. Итак в составе: Пётр Самойлов – бас гитара, Андрей Шаталин – гитара, Хан-Поль-Кондратенко – клавишные (в этот момент группа выходит на сцену), Михаил Нефёдов, Александр Журавлёв и Константин Кинчев!
1. Новый метод
- Добрый день, Ленинград. Так здорово, что за то время, когда нас не было, вы не остыли к нам. Спасибо!.
2. Тоталитарный рэп
- Следующая песня написана в поисках воли, несколько лет назад, правда.
3. Аэробика
- Спасибо. Следующая пеня тоже старая. Но мне кажется и на сегодняшний день она не потеряла актуальность... Следующая песня…
4. Моё поколение
- «Красное на чёрном» - называется следующая песня!
5. Красное на чёрном
- Спасибо, родные, спасибо.
6. Стерх
7. Воздух
- Спасибо, родные, спасибо. Спасибо. Следующая песня посвящена иностранным гостям, если они присутствуют в зале и прочим... как теперь выяснилось нашим огромным друзьям.
8. Эй, ты, там, на том берегу
- Андрей Германович слегка увлёкся.
9. Нет войне!
- Следующая песня называется «Все это рок-н-ролл». В неё мы попытались вместить все то, что под этим словом мы понимаем. Итак «Все это рок-н-ролл».
10. Всё это рок-н-ролл
- А. А. А. (много раз) Мы вместе? (ДА) Вместе или нет? (ДА) Спасибо! Мы вместе? (ДА)
11. Мы вместе!
- Спасибо! Я надеюсь, что наше прощание ненадолго, что снова мы увидимся вскоре. Спасибо!
ведущий – Саша Семёнов: Это было доброе выступление, только куда же вы уходите? Я хочу, чтобы вы поблагодарили музыкантов группы «Алиса»! … «Алиса»… Ну поднимите ещё ваши руки вверх и пусть прозвучит это слово «Алиса»! … Я думаю, что теперь это только от нас, от наших с вами эмоций, от наших с вами сердец и от наших рук зависит появится ли ещё здесь Костя. Да или нет!? … «Алиса»?…(зал скандирует … «Алиса»!) Нет, я хочу видеть ваши вверху … «Алиса»!
Костя: - Спасибо, родные, спасибо. Так здорово, что мы вместе, что мы обмениваемся радостью! Так здорово, спасибо вам! Следующая песня называется «Осеннее солнце». Я думаю. Я думаю, у многих случались такие моменты, когда из жизни уходили их друзья. Эта песня всем тем, кого уже нет, к сожалению, с нами. «Осеннее солнце».
на БИС

12. Осеннее солнце
- Спасибо, родные. До встречи. Спасибо. Спасибо.
ведущий – Саша Семёнов: И всё равно несмотря ни на что. Хотя я почти уверен, что каждый из вас сейчас понимает, что больше на этой сцене не появятся группа «Алиса» и Константин Кинчев, я всё равно хочу, чтоб мы поблагодарили музыкантов группы «Алиса»!!!

 

 

Версия "Видеофильма":

 

Оригинальная версия:

Ссылку на видео прислал: Сергей Карачун

 

 

 

198806101

 

198806101

 

198806101

 

198806101

 

198806101

 

198806101

 

198806101

 

198806101

 

198806101

 

198806101

 

198806101

 

198806101

 

Фотографии: Андрюха (alisafoto)

 

 

 

Состав:
К.Кинчев - вокал
А.Шаталин - гитара
П.Самойлов - бас, голос
А.Журавлев - саксофон
П.Кондратенко - клавишные
М.Нефедов - ударные
Во время песни «Тоталитарный рэп» какой-то парень умудрился забратьсяна трёхметровую сцену и попытался подпеть Кинчеву, однако его тут жеутащили за кулисы... что было дальше - не известно...
Во время песни «Осеннее солнце» девушка протянула Кинчеву букетгвоздик, опять-таки на расстояние трёхметровой сцены, с которымипоследний и допел песню, а вместе с ней и концерт.

Информация: Грязь, Ворон




...Своеобразие Шестого Ленинградского заключалось, помимо прочего, еще и в том, что в его судьбе внешние, привходящие обстоятельства, перипетии организации и проведения, закулисная борьба вчерашних единомышленников и тайные соглашения недавних врагов, милицейские и пожарные страсти оказались как-то важнее и значимее, нежели его художественные, творческие итоги.
Как это ни парадоксально звучит, но - объективности ради - следует отметить, что практически всех участников аудитория принимала равно доброжелательно, хотя за этой доброжелательностью легко читалось простейшее равнодушие. Пожалуй, лишь АЛИСА вызвала по-настоящему сильный эмоциональный всплеск, но и он был инспирирован не каким-то особенно удачным ходом концерта, а единственно радостью фанов, изголодавшихся по лицезрению Кумира, с боем и кровью прорвавшихся в зал и благоговейно внимавших все тем же номерам минимум годичной давности. Что это было? Успех? Провал?
Говорить о профессиональном мастерстве АЛИСЫ, актерском даровании Кости давно уже стало общим местом - это вещи очевидные. Но проверенный лозунг - «Мы вместе!» - отчего-то начал отдавать привкусом цинизма и фальши. Может, пора искать новые точки отсчета?
газета "Шабаш" No.3

 

198806101

 

Скриншоты прислал AlissA

 

 

 

198806101

 

Фотография: Андрей (Вилли) Усов

 

 

 

198806101

 

 

 

ВСЯ ПРАВДА О ЗИМНЕМ

 

 

Расшифровка:

История такая. Я, собственно, был в оргкомитете этого фестиваля по одной простой причине. Когда Рок-клуб образовался в 1981 году, были выбраны пять почётных членов это Рок-клуба, которые внесли максимальную лепту в Рок-дело. Заметим, это был 1981 год. И эти люди были: Борис Гребенщиков, Андрей Тропилло, Владимир Рекшан, Николай Васин и пятый человек - я забыл. В общем, я был избран почётным членом на все времена Ленинградского Рок-клуба. И почётный члены входили в оргкомитеты всех значимых событий.

 

И, когда в 1988 году оргкомитету (нас было 9 или 9 человек) вдруг сообщают, что фестиваль будет проходить в ДК Крупской (Крупа, зал на 400 мест). Это при том, что Пятый фестиваль за год до этого, в 1987 году проходил в ЛДМ, где зал был всё-таки на 900 человек, но набивалось туда сколько хочешь. Я говорю: давайте сделаем в другом месте. Мне говорят: Нас никуда не пускают, идёт зажим там. Пришёл тогда, по-моему Дегтярёв, новый партийный руководитель города. Он знал меня хорошо, потому что до этого он был в партийной организации ЛГУ. А я в ЛГУ отработал 14 лет, поэтому он меня лично в своё время выгонял за концерты «Машины времени» из комсомола. Вернее, не выгонял, а дождался 21 марта, когда мне исполнилось 28 лет, вызвал и лично дрожащей рукой забрал у меня комсомольский билет.

 

Короче говоря, мне сказали, что это невозможно. А я сказал: как это невозможно? Я взял и поехал в Москву, в Госкино, к господину Уралову. Он тогда был практически министром кинематографии. И сказал: дело есть такое – рок-н-ролл – уходящая натура. Будет проходить фестиваль, а нам снимать негде. В общем, я просил, чтобы было открытое финансирование на съёмку уходящей натуры Шести документальных фильмов, к которым я написал, так называемые, сценарные планы.

 

И под это дело Госкино выделило 50000 рублей. Большие деньги по тем временам. Соответственно, была написана бумага в наш Горком партии и в Обком партии, что в этом месте проводится очень важное событие – съёмка уходящей натуры для серии фильмов: «И у камня может быть сердце», «Санкт-Петербург», «ДДТ», «АлисА», «Дети» и «Ноль». Вот эти шесть фильмов, к которым я написал сценарные планы. Вот я получил деньги.

 

Я в то время очень хорошие связи имел с поляками, я позвонил полякам, чтобы они привезли свой аппарат из Польши. Партийный аппарат не мог против Москвы тащиться. Это съёмки. На самом деле это был не совсем фестиваль. Это были съёмки уходящей натуры. Пробил это я один. Я один ездил к Уралову. Мы с ним вместе пили шампанского и разговаривали. Уралов, кстати, был не плохим человеком, я должен сказать вам, в Госкино.

 

В общем, деньги у меня появились, было чем платить полякам, было, на что покупать еду, водку. Я доложил оргкомитету, что я договорился и что будет «Зимний стадион», я пошёл и подписал договор с «Зимним стадионом». Буквально на второй день после подписания договора мне звонит директор стадиона и говорит по честному: партийцы этого делать не разрешают, нас пожарные закрывают, потому пол покрыт "спартаном" (горючая штука типа пористой резины), поэтому опять в Крупу или куда-то ещё. Никто ничего не понял. Уже остаётся всё меньше и меньше дней до фестиваля. Кстати, в результате фестиваль и начался на день позже, чем должен был. Потому что в день, когда он должен был начаться, мы ещё не договорились.

 

Я тогда напокупал на большие деньги коньяков и всего. Там был такой кабинет длинный в администрации стадиона. И позвал генералов пожарных этих всех и их напоил. Они в конце целовались и обнимались все. Они сказали: «Андрей, нормально! Мы поставим наших ребят с бочками. Когда у вас там будут перекуры, выходить люди. Они будут их водой поливать. Она будет мокрая, она же впитывает, она же губка». И, главное, чтобы на большом табло всё время должны бежать буквы: «Курить в зале строго запрещается. Только на улице». Прямо как сейчас. Что и происходило: люди выходили курить между группами, пожарные проезжали с бочками, поливали пол и все были довольны.

 

Но происходило ещё? Когда эти пожарные напоенные падали уже. Туда, кстати, приходил Коля Михайлов узнавать как дела. Я сказал: никто не нужен, я договорюсь сам. Вот. С пожарными мы договорились, но в это время "антимилиционер" Миша Борзыкин… Коля собрал 24 человека, вот они пошли… у них была какая-то растяжка «Не даёшь стадион!» или что-то. Они пошли к Смольному. Но, не доходя до Смольного (там Коля Михайлов рядом шёл), я звоню и говорю: Коля, всё уже договорено, можно проводить. Тут выяснилось, что навстречу из Смольного вот этим труженикам вышли какие-то товарищи и им сказали: ребята, договорились уже – можно спокойного совершенно проводить всё, идите обратно. И они, не доходя до Смольного буквально 500 метров, остановились и мирно разошлись.

 

При этом Борзыкин решил, что из-за того, что он шёл все так напугались. Ничего подобного. Это всё произошло по одной причине. Мы просто с ментами договорились. У Миши появился ореол борца за свободу. До сих пор он такой косой и кривой, но борец.

 

Пошёл фестиваль. Все стали кричать: зачем ты привёз из Польши этих поляков? Я из Москвы пригнал MCI, вагон Sony, который записывал на 24 канала всё, что происходило. Для этого была организована ещё видеостудия, тогда она называлась «Видеофильм» - Дмитрий Рождественский, Наташа Обознова и я – «Русское видео» - мы, собственно под этот фильм и открыли «Русское видео», ещё там был фильм один про пианистку осетинскую – это были первые фильмы сделанные «Русским видео». Потом из этого «Русское видео» получился 11-й канал. В общем, наше телевидение пошло через Рождественского, вот этот проект, который начинался со съёмок шести фильмов на «Зимнем стадионе».

 

Поэтому называть фестиваль Шестой совсем чисто фестивалем нельзя. Это были съёмки фильмов. Шести фильмов, к которым сценарные планы написал Андрей Тропилло.

 

Оргкомитет постоянно воровал водку. Им очень не нравилось, что я по сути дела их полностью игнорировал. Они полностью, как оргкомитет, ничего не делали, ничем не управляли. Мало того, они подзуживали музыкантов они не снимались в этих фильмах. И благодаря этому тупая группа «Чайф» и сумасшедшая группа «Калинов мост» отказались от съёмок. Мало того, именно поэтому, если вы посмотрите фильм «ДДТ», вы увидете, как Шевчук кричит: «Тропилло, снимай! Можно!»

 

Потому что они (оргкомитет) не понимал, что это был не фестиваль, а съёмки фильма! Они, козлы, до сих пор… Коля, до сих пор! Это были съёмки фильма. Мы начали с этого стадионную жизнь рока. Её сделал Тропилло, а вы просто, как подсосы сосали то, что можно было выпить. И после этого, вы меня тогда простить не могли, и через два дня после окончания фестиваля было создано общее собрание Рок-клуба, где почётного члена Рок-клуба Андрей Владимировича Тропилло исключили из членов Рок-клуба.

 

Так что, я сегодня не член Рок-клуба и вас ни с чем, уроды, поздравлять не собираюсь. Говно это было кгб-шное, ваш Рок-клуб! Понятно?

 

7 марта 2016

 

 

 

198806101

 

"После выступления АЛИСЫ на фестивале 1988 г.". Фото из книги "Путешествие рок-дилетанта" ("Лениздат", 1990)

 

 

 

198806101

 

198806101

 

198806101

 

198806101

 

198806101

 

198806101

 

198806101

 

198806101

 

198806101

 

198806101

 

Фотографии: ?

 

 

 

198806101

 

198806101

 

198806101

 

198806101

 

198806101

 

198806101

 

198806101

 

198806101

 

198806101

 

198806101

 

Фотографии: Дмитрий Защеринский

 

 

 

Воспоминания Андрея Владимировича Тропилло:

 

"Я поехал в Москву, в Госкино, к господину Уралову. Он тогда был практически министром кинематографии. И сказал: дело есть такое – рок-н-ролл – уходящая натура. Будет проходить фестиваль, а нам снимать негде. В общем, я просил, чтобы было открытое финансирование на съёмку уходящей натуры Шести документальных фильмов, к которым я написал, так называемые, сценарные планы.

 

И под это дело Госкино выделило 50000 рублей. Большие деньги по тем временам. Соответственно, была написана бумага в наш Горком партии и в Обком партии, что в этом месте проводится очень важное событие – съёмка уходящей натуры для серии фильмов: «И у камня может быть сердце», «Санкт-Петербург», «ДДТ», «АЛИСА», «Дети» и «Ноль». Вот эти шесть фильмов, к которым я написал сценарные планы. Вот я получил деньги.

 

Я в то время очень хорошие связи имел с поляками, я позвонил полякам, чтобы они привезли свой аппарат из Польши. Партийный аппарат не мог против Москвы тащиться. Это съёмки. На самом деле это был не совсем фестиваль. Это были съёмки уходящей натуры. Пробил это я один. Я один ездил к Уралову. Мы с ним вместе пили шампанского и разговаривали. Уралов, кстати, был не плохим человеком, я должен сказать вам, в Госкино.

 

В общем, деньги у меня появились, было чем платить полякам, было, на что покупать еду, водку. Я доложил оргкомитету, что я договорился и что будет «Зимний стадион», я пошёл и подписал договор с «Зимним стадионом». Буквально на второй день после подписания договора мне звонит директор стадиона и говорит по честному: партийцы этого делать не разрешают, нас пожарные закрывают, потому пол покрыт "спартаном" (горючая штука типа пористой резины), поэтому опять в Крупу или куда-то ещё. Никто ничего не понял. Уже остаётся всё меньше и меньше дней до фестиваля. Кстати, в результате фестиваль и начался на день позже, чем должен был. Потому что в день, когда он должен был начаться, мы ещё не договорились.

 

Я тогда напокупал на большие деньги коньяков и всего. Там был такой кабинет длинный в администрации стадиона. И позвал генералов пожарных этих всех и их напоил. Они в конце целовались и обнимались все. Они сказали: «Андрей, нормально! Мы поставим наших ребят с бочками. Когда у вас там будут перекуры, выходить люди. Они будут их водой поливать. Она будет мокрая, она же впитывает, она же губка». И, главное, чтобы на большом табло всё время должны бежать буквы: «Курить в зале строго запрещается. Только на улице». Прямо как сейчас. Что и происходило: люди выходили курить между группами, пожарные проезжали с бочками, поливали пол и все были довольны.

 

Но происходило ещё? Когда эти пожарные напоенные падали уже. Туда, кстати, приходил Коля Михайлов узнавать как дела. Я сказал: никто не нужен, я договорюсь сам. Вот. С пожарными мы договорились, но в это время "антимилиционер" Миша Борзыкин… Коля собрал 24 человека, вот они пошли… у них была какая-то растяжка «Не даёшь стадион!» или что-то. Они пошли к Смольному. Но, не доходя до Смольного (там Коля Михайлов рядом шёл), я звоню и говорю: Коля, всё уже договорено, можно проводить. Тут выяснилось, что навстречу из Смольного вот этим труженикам вышли какие-то товарищи и им сказали: ребята, договорились уже – можно спокойного совершенно проводить всё, идите обратно. И они, не доходя до Смольного буквально 500 метров, остановились и мирно разошлись.

 

При этом Борзыкин решил, что из-за того, что он шёл все так напугались. Ничего подобного. Это всё произошло по одной причине. Мы просто с ментами договорились. У Миши появился ореол борца за свободу. До сих пор он такой косой и кривой, но борец".

 

 

 

198806101

 

198806101

 

198806101

 

198806101

 

198806101

 

На фотографиях события 4-10.06.1988 в Ленинграде

 

 

 

198806101

 

198806101

 

Фотографии: Валентин Барановский

 

 

 

198806101

 

198806101

 

Фотография: Андрей Кудрявцев

 
Дата публикации: 01.04.2010;   Опубликовал Из архива сайта на 01.04.2010;   Кол-во просмотров: 2420

5 июня 1988 - Концерт - Москва - ДС Лужники - "Рок-волна в Лужниках" (вместе с группой Телевизор)
10 июня 1988 - Съёмки концерта в 2001 году выпущены на видео VI рок-фестиваль

 

 

НАВЕРХ