no©2000-2019 КиБиткА
Летопись Группы АлисА
Ваш логин:
Пароль:

 

Поиск:

 

21 декабря 1991 - К.Кинчев в эфире радио SNC (Ведущая - Анастасия Рахлина)

На радиостанции SNC (Москва) 21.12.1991 в прямом эфире.
Ведущая - Анастасия Рахлина, гость - Константин Кинчев.

 

 

21 декабря 1991 - Кинчев в эфире радио SNC

 

Расшифровка программы:

 

А.Рахлина: Костя, ну, много событий произошло с последней нашей с тобой беседы в эфире, с того времени, как мы с тобой на пару выступали в качестве «радиоволн». Вот. Много всяких-всяких событий, пришло много писем. И писем не только содержащих оды в твой адрес, но и содержащих вопросы, которые требуется к тебе задавать. Вот. Ну, и с чего мы с тобой начнём. Вот лежит у нас тут на столе такая чёрная, какая-то вот чёрная с красным книжечка. И что это такое? Объясни, пожалуйста. Прежде, чем мы начнём знакомиться подробно, на ней написано «АлисА».

К.Кинчев: Да. Я затрудняюсь, как его обозвать, то есть это, наверное, буклет или можно назвать это пресс-релизом к пластинке «ШабАш» или «ШАбаш», как кому больше нравится.

А.Рахлина: А можно так и так, я же тебе объясняла.

К.Кинчев: Конечно-конечно. Ну, вот. Это Серёжка Степанов, главный редактор газеты «Иванов», взял на себя вот это дело и благополучно справился с поставленной самим им для себя задачей. То есть, он выпустил этот буклет, который будет… я не знаю, как он с ним будет поступать. Видимо, продавать всё-таки, потому что в общем затраты он понёс достаточно мощные, то есть надо это окупить и внести какую-то и прибыль своей организации, которую он возглавляет. А именно, «Иванов-Пресс», она так называется».

А.Рахлина: Вот ты сегодня его видел, расскажи, как у них там с газетой «Иванов»? Выходит она?

К.Кинчев: Ничего-ничего, то есть они четвёртый номер сейчас готовят. Мы сейчас с ним заключили на словах такой договор, что он будет являться и главным редактором газеты под названием «Шабаш». То есть, уже нашим боевым листком, который будет выходить ежемесячно. С января месяца. И будет нести в себе… Это будет восьми страничная такая газета. Вот. И посередине будет фрагмент плаката, который в течение 12 месяцев, те, кто приобретут все 12 номеров газеты, из этой фотографии будет составляться цельный, здоровый, огромный плакат. То есть, в каждой газете будет фрагмент этого плаката.

А.Рахлина: Здорово! Это тонко! Слушай, а мы тут стали с тобой говорить про прессу, я решила эту тему продолжить. Во-первых, хочу ознакомить радиослушателей с замечательной газетой, очень загадочной газетой, называется она «Журналист FM». Не написано на ней ни единого слова, верней, ни единой цифры, когда она вышла. Не понятно, но, в общем, можно догадаться. А сзади следует тоже такая загадочная вещь, располагается, то есть тут три фотографии. Вот Костя тут изображён, БГ изображён, а посреди Цой. И написано всё это: «Памяти Виктора Цоя», причём «Памяти Виктора Цоя» не совсем внятно, а тут приведены цитаты. Костя, вот смотри, сейчас твою версию скажешь, совпадает или нет. «К Солнцу - время, луне - часы, !Слово! в оттепель снегопад, По земле проходили мы. Нас вели поводыри-облака, За ступенью - ступень, как над пропастью мост».

К.Кинчев: Ну, Бог им судья. Что, Настя, на это говорить? То есть, есть такие перлы, там, допустим, «распиши горизонт Австралии новых зарниц».

А.Рахлина: А тебе хочу сказать, привести сильнее, слышала я, общалась с барышней, которая восхищалась песней «Приди ко мне, когда механика нет».

К.Кинчев: Ну, когда механик, отлично!

А.Рахлина: Это хорошая песня.

К.Кинчев: Кстати, в книге, о которой ты вчера говорила, то есть это «Звезда по имени Цой», ещё после твоего ухода… Для тех, кто не знает, Настя заходила вчера в гости ко мне. После твоего ухода ещё нашли один достойный из разговора перл. Там, по-моему, звучит «надвое разорванный», нет, «разломанный кляН».

А.Рахлина: «Разломанный надвое кляп»! Совершенно верно.

К.Кинчев: «Разломанный надвое кляп».

А.Рахлина: Ты понимаешь, у меня мысль прочесть все. Там есть ещё «Для тех, кто устал от безжалостных уличных драк», вместо того, чтобы «будничных драм». Но вот это вот «Стул электрона»…

К.Кинчев: Нет, это всё перебивает.

А.Рахлина: Это совершенно непревзойденная вещь, хотя…

К.Кинчев: Это вот «Австралия новых зарниц» тоже на уровне где-то. Мне кажется.

А.Рахлина: …хотя я встречала вот Саши Башлачёва тоже вариант изрядный, где вместо строки «Я тобой живу» было написано «Я с тобой живу».

К.Кинчев: Ну, «Я с тобой живу» и что?

А.Рахлина: Это всё зависит, понимаешь, кто как это слышит… как там, кто как дышит, так и слышит. Так что это здорово, но пресса есть пресса. Продолжаем тему дальше. Очень мы тут все заинтригованы, сами не слышали, все только рассказывают. Говоря-ят!..Говорят, что тут ты побывал на радио, тут на каком-то побывал, интервью какое-то дал и как-то оно очень весело закончилось.

К.Кинчев: Не, ну, закончилось, действительно, весело. То есть, сейчас мне покатили письма такие, что ой, как круто, как здорово там это было, вы такие отрывные по жизни, бухаете там и в студию выходите тоже в таком как бы весёлом состоянии и кураже. То есть, нам это очень нравится. Это пишут, соответственно, естественно, не из Москвы, а из Питера, где нет аналогов радиостанции SNC, где привыкли слушать чисто вот такие совковые заточки. Поэтому это была первая как бы ласточка с нашей стороны туда в сторону нашей необъятной Родины, которая сейчас, к сожалению, дробится на… хм, междоусобные княжества. Ну ладно, дело не в этом. А что касается этой передачи, просто меня долго доставал там этот ведущий и Лёха Михалёв просил, это вот парень из «Дикой дивизии», к которому я нормально отношусь, в общем. Вот просили, ну что, мы пришли. У них прямой эфир в 12 часов ночи. Мы, конечно, пока ждали, когда эти 12 часов наступят, чтобы не скучать немножко, конечно, приняли. В этом ничего я зазорного не вижу, каждый человек может принимать на грудь, сколько ему захочется и вести так, как ему угодно. Лишь бы это с его моральным кодексом в разногласие не вступало. Допустим, если человек запивает, становится запойным, тогда моральный кодекс его внутренний говорит ему: какой же ты гад, какой же ты козёл, как ты мог так нажраться. А когда это всё в норме, я только это приветствую в каждом. Это получается кураж и радостное приподнятое настроение у каждого создаётся. Так вот, значит, пришли на это «Радио России» называется. Меня сразу удивило, ну, ладно, там на проходке менты стоят. Ну, ладно, Бог с ним, но там ещё у радиорубки стоит мент, проверяет пропуска, меня немножко уже это насторожило. Когда я зашёл в студию… Допустим, я в SNC сейчас нахожусь, ту всё правильно, везде плакаты всех висят, всякие шутки-прибаутки, вот там Лукич с ирокезом на башке – всё, как надо. А там вот Лукич в портрете таком нормальном, там вымпелы соцсоревнований висят, то есть всё там осталось на таком уровне… я уже о нём даже немного и скучать начал. Вот здесь как раз, думаю, не-е время-то, времечко-то, как Оголтелый пел: Брежнев с нами, там типа, всё ещё в порядке. Ну, вот мы сели, я сразу этому режиссёру и говорю: мы матом ругаться не будем, я отвечаю, я буду контролировать, фильтровать базар. Он почему-то улыбнулся, я ему на полном серьёзе это сказал, то есть, действительно, в эфир не было произнесено ни одного матерного слова. И мы начали вести неспешную беседу. Врывается этот режиссёр и говорит: если Вы не прекратите, это Вам не SNC, если Вы не прекратите так вести, то вообще передачи не будет! И после этого бац там посередине песни вырубает. Обрезает мне песню, то есть его профессиональные качества. Человек, который готовился к встрече со звездой, извините, я звезда всё-таки. Он должен подготовиться был к встрече со мной, то есть сделать так, чтобы послушать мой, так сказать, репертуар. Если он такой серьёзный профессионал. Знать где как заканчивается песня, где начинается. Посреди одной песни он, значит, убирает, ну ладно, я это съедаю. Потом объявляется ведущим следующая песня, включается звук и продолжение той. Ладно, я это пропускаю. А так, как мне уже он наезд дал, там, какие «фотки»! что Вы себе позволяете! Жаргон! А я иначе и разговаривать-то не умею… Если мне надо… Он посчитал, что слово «фотки» - это жаргон. Надо было, видимо, говорить «фотография».

А.Рахлина: Фотокарточка.

К.Кинчев: Фотокарточка, да. Ну, вот. Ладно. Ну, чего-то ещё там, какие-то ответы на вопросы, ставят «Ветер водит хоровод» и опять посередине убирает. Тут я, значит, захожу к нему, говорю: что Вы делаете? То есть, там, слово за слово, говорю: мужчина не надо плевать в лицо собеседнику. Потому что он начал очень яростно доказывать свою профессиональную крутизну и мою как бы несостоятельность: Вы пьяный… Я говорю: извините, я в свободное от работы время могу позволять себе всё, что хочу, кстати, Вы не хотите? Это его добило вообще окончательно: «Как!-Вы!-мне!» Ну, чего-то затявкал. Ну, короче, мы взяли и ушли. После этого оказывается в течение часа ведущий, который чисто кочумал, как мальчик, знаешь, вообще слова не сказал, начал открывать свой рот. Там, типа, говорить какие мы нехорошие. Я не знаю, уж чего он там говорил. Ну, и, соответственно, проходился всё время по радиостанции SNC, то есть мы «Радио России», а вы там типа какое-то SNC.

А.Рахлина: Костя, чего же нам с тобой теперь делать после всего этого? Нас обругали.

К.Кинчев: Ну, я думаю вешаться и стреляться, да?

А.Рахлина: Как жить-то дальше? Я думаю, может быть, послушаем какую-нибудь песенку в ответ на это.

К.Кинчев: Давай. Давай.

А.Рахлина: Ну, давай послушаем.

А.Рахлина: Костя, ну а вот теперь я намереваюсь задать тебе некоторые вопросы, которые пришли в письмах, если ты не против. Да?

К.Кинчев: Давай, давай, ответим.

А.Рахлина: Значит так. Пишет барышня Катя, которая побывала у вас на концертах в Твери и после этого накатала письмо и вот вопрос первый, который она задаёт: какие чувства вызывают у него, то есть у тебя, вид фанатов в партере? Я сидела второй концерт сзади на сцене и мне как-то не в кайф стало от зрелища. Так какие чувства?

К.Кинчев: Ну, прежде всего, к Кате обращусь. Катя, если тебе не в кайф стало, не приходи больше никогда на наши концерты. Найди себе более спокойных и достойных звёзд.

А.Рахлина: Вопрос второй от молодого человека по имени Андрей, находящийся, может быть, поблизости от первого. Знаешь ли ты, Костя, о том, что сейчас происходит в отношениях между панками и алисоманами? Именно о том, что панки в большинстве своём из-за чего-то невзлюбили Алису, ходят её на концерты и устраивают там драки. Я знаю, что они заранее готовятся к концертам Алисы, собираются в свои тусовки и вполне организованно входят на концерт и ходят они не для того, чтобы слушать Ваши песни, а с тем, чтобы подраться с алисоманами, спровоцировать их на драку, сорвать концерт.

К.Кинчев: Это происходит только в Питере, и я так думаю, что питерские панки, если они так себя ведут, они, прежде всего из панков превратились в ментов. То есть в тех, с кем, в общем-то, панки призваны в принципе и бороться. Вот. Что на это им ответить? Бог им, конечно, судья, этим панкам тире ментам. Но отношение алисоманов, Армии АлисА, должно быть однозначное – встречайть и мочить их. Кому это на руку? Сами решайте. Я обращаюсь к панкам и к алисоманам, к хиппи и к нацикам, которые там тоже присутствуют. Кому это на руку? Я думаю, если это на руку вам, то что? Я умываю руки. Если всё-таки это на руку правоохранительным органам, тогда подумать как себя вести на наших концертах. И стоит ли ходить тем туда, на эти концерты, кому наша музыка и то, что мы делаем, не интересна и вызывает какие-то отрицательные эмоции. Надо выходить на своих, команды там, какие там у вас есть? Я не знаю, какие-то пупсы там всякие, ещё чего-то.

А.Рахлина: Давай далее. Вот барышня тебя спрашивает, ну, частично ты уже на это ответил и тем не менее. Её вот интересует, как ты относишься, имеется ввиду творчество, к БГ и к Гражданской обороне? И с каких пор тебе стал нравиться хеви-металл? И если тебе он нравится, то отчего же Вы не играете в этом стиле? Или это временное увлечение?

К.Кинчев: Ну, значит, Гражданская оборона – мне нравится музыка Гражданской обороны, а в БГ мне нравится текст, так скажем. А что касается хеви-металла, мы не играем в стиле хеви-металл, хотя мне нравится, не знаю, как этот стиль называется, то, что делает FAITH NO MORE, допустим. И Заппа младший нравится то, что делает. А Оззи Осборна я вообще с детства люблю. Ну, вот. А что мы будем делать в следующем? Сейчас мы репетируем у «Коррозии металла» на точке, то есть волей неволей мы утяжеляемся.

А.Рахлина: Слушай далее. Какую из своих песен на сегодняшний день Костя мог бы назвать любимой?

К.Кинчев: Все они мои дети

А.Рахлина: И все любимые дети. И ещё один маленький вопросик. Почему он (то бишь ты) автографы на денежных знаках не даёт?

К.Кинчев: Не хочу, чтобы эти автографы не ходили по рукам и мусолились.

А.Рахлина: Да, вот ту ничем тебе не возразить. Ну, что господа, мы продолжаем наш эфир, который некоторым образом решили посвятить сегодня «Радио России». И в честь «Радио России» будет сейчас группа «T. Rex», как вот у них это всё бывает. «T. Rex».

А.Рахлина: Вот так вот. Я думаю, что «T. Rex» имени «Радио России» уже достаточно. Вот. А на самом деле вот у Кости 25-го числа День рождения, а завтра тоже день рождения у одного хорошего человека.

К.Кинчев: Эх, да, действительно, всё меня да меня поздравляют, а у меня только 25-го, а завтра у Андрюхи Худого, это гитарист группы "ДДТ" для тех, кто не знает. Я думаю, знают все. Тоже день рождения и поэтому я хочу поздравить его, и ещё хочу поздравить этой же песней нашего водилу, Сашку, у него тоже завтра день рождения!

А.Рахлина: Вот у нас сейчас для Андрюши Худого, гитариста группы ДДТ и для…

К.Кинчев: Сашки, водилы нашего.

А.Рахлина: Прекраснейшая песня
[Звучит песня "От улыбки станет всем светлей", К.Кинчев: «Худой! Улыбайся теперь и радуйся! Будь толстым и красивым!» А.Рахлина: Толстым, я не знаю. Надо быть красивым.]

А.Рахлина: Костя, вернёмся к Алисе, прежде чем ещё помянем пресс-релиз, который выпущен не столь давно. Чем сейчас вообще пробивается АлисА? Что вы сейчас делаете? Чем вы занимаетесь?

К.Кинчев: Мы сидим у «Коррозии» на точке и репетируем ежедневно. Спасибо группе «Коррозия металла» за это.

А.Рахлина: То есть, как я понимаю, более или менее, с этим как-то закончите, будете что-то писать.

К.Кинчев: Да, в феврале мы хотим сесть пластинку писать новую.

А.Рахлина: Но ничего ещё не изменилось, она так и будет называться?

К.Кинчев: Да. «Для тех, кто свалился с Луны».

А.Рахлина: Слушай, а я слышала, ходили такие слухи, убей, не помню, кто мне говорил, что вы собираетесь записывать альбом под названием «Чума»?

К.Кинчев: Ну, это после. Я не знаю, как он будет называться, но он будет такой, утяжеленный вариант нашего творчества.

А.Рахлина: Слушай, а в прошлый раз, когда мы с тобой говорили по поводу книги, которая должна выйти. Ты как бы традиционно ничего не знал. Не знал ни тиража, ни названия, ни сроков выхода.

К.Кинчев: Ничего добавить к этому не могу.

А.Рахлина: Не узнал?

К.Кинчев: До сих пор.

А.Рахлина: Да. И это правильно.

К.Кинчев: Нет, я сам узнаю, мне интересно, я договор-то подписал. Мне должны деньги там какие-то прийти. Когда же деньги-то придут?

А.Рахлина: А они чего?

К.Кинчев: А они чего-то не идут.

А.Рахлина: Они не идут?

К.Кинчев: Ну, пока нет. Нет книги, значит, нет и денег.

А.Рахлина: Понятно.

А.Рахлина: Ну, я думаю, что сейчас давай, может быть, прочтём сказочку.

К.Кинчев: Давай.

А.Рахлина: Давай? Ну, всё, сейчас радиослушатели, сейчас у нас будет сказочка.

Звучит подготовленная запись:

Своё жизнеописание. АлисА.
Рождена в год Крысы матерь-молнией от грома-отца. Нарёк именем Алиса её сказочник-странник Святослав Задерий. У колыбели бражничали гурьбой олухи царя небесного: Задерий, Шаталин, Нефёдов, Кондратенко, Борисов.
В год Быка чёрной ночью на красных горах приняла крещение огнём от горлопана-расстриги Кинчева Коськи и кощея-горемыки Петьки Самойлова. Энергию грозы в слово облекать училась у отпетых кощунников Задерия, Кинчева, Самойлова, Кондратенко, Нефёдова.
В год Тигра засеяла поле по ту сторону добра и зла, да в сторожах ожидать всходов знатных поставили Кинчева, Самойлова, Кондратенко, Нефёдова и Васильева Серёгу.
В год Зайца не точила лясы, не хоронилась под кустом, а собрала урожай, испекла хлеба, да накормила страждущих, Блокадой спелёнутых, да ещё пуще того на Адский союз словом посягнуть рискнула, и вместе с ней рука об руку Шаталин, Нефёдов, Кондратенко, Самойлов да Кинчев.
На тропу войны год Дракона ей встать повелел. Сказано – сделано. За правое дело с великой радостью бой держала. А вместе с ней, к плечу плечо, рубились

[обрыв]

При ритуале посвящения млечным соком цветов волшебных бодрились Кинчев, Самойлов, Нефёдов, Чернов дядя Миша да Игорек Чумычкин, Чума, стало быть.
В следующий год взнуздала коня златогривого, обзавелась нагайкой-звездой и айда гулять по просторам необозримым, местам сказочным, заповедным. Куда ни завернёт - везде свистопляс, хоровод-гулянка. Никакого спасу не стало. Да и не надо ей его. Безобразия чинит весело, легко, а помощники ей в этом все те же Кинчев, Самойлов, шалопут Шаталин, Нефёдов Миха, Чума, да ещё Андрюха Королёв.
В год Козла обручилась с ветром, села на помело

[обрыв записи]

А.Рахлина: Ну как, дорогие радиослушатели? Понравилась вам сказочка? Вот она, такая сказочка, написана Константином для пресс-релиза, который посвящён выпуску альбома "ШабАш" (с ударением на втором слоге), он же "ШАбаш" (с ударением на первом). Костя, какое-то такое предпраздничное настроение, много праздников впереди, и они, наверное, все хорошие. Костя, теперь ты до Нового Года вряд ли к нам забредёшь...

К.Кинчев: Да, и я хочу вас всех поздравить, потому что Новый Год – сказочный, по-детски чудесный праздник! Я хочу поздравить всех, и прежде всего Армию Алиса с праздником!

 
Дата публикации: 08.11.2012;   Опубликовал kibitka;   Кол-во просмотров: 992

21 декабря 1991 - Заключён устный договор с Сергеем Степановым на выпуск газеты «Шабаш»
1992 - Концерт - Керчь (акустика)

 

 

НАВЕРХ