no©2000-2019 КиБиткА
Летопись Группы АлисА
Ваш логин:
Пароль:

 

Поиск:

 

12 февраля 1995 - Интервью с Петром Самойловым после концерта, «Ура! Бум-бум» (Ростов-на-Дону)

 

 

Петр Самойлов, группа «АЛИСА»

УББ: - Дети Фрэнка Заппы участвовали в шоу-бизнесе папы: по рисунку 8 летней Дивы создали майку «Солнечный монстр», а Мун в 20 лет сделала пару маек с рисунками мертвых птичек. Майки включены в каталог фирмы. Чьи дети участвуют в клипах АЛИСЫ?

П. С.: - Костя Машку снял в «Белой невесте», но монтаж клипа задерживается из-за сломанной ноги режиссера. А «Паскуду» снимали в Уфе - мы летали туда на два дня, один день играли концерт. Клип - идея и инициатива уфимцев, они нашли спонсора, который сфинансировал КЛИП.

УББ: - Нет пророка не то что в отечестве - даже в городе своем -когда-то из Уфы изгнали Шевчука, теперь снимают клип АЛИСЕ...


П. С.: - Это исключительно личные отношения: с кем-то Шевчук поссорился и - все.
УББ: - Ты хочешь сказать, что отношение к Шевчуку нельзя рассматривать как отношение к року вообще?


П. С.: - Нет, конечно нет. К року было одно отношение на определенном этапе - идеологическое, просто выработали одну, официальную точку зрения на это дело и - вперед. Ты на кухне мог говорить все что угодно и вся страна сидела и травила - от низов до самых до верхушек. Всеобщий бардак и сочинение анекдотов. Вот так.


А сниматься в клипах как тяжело. Клип «Мама, я атеист» снимался в конце сентября в Москве. Ужасные холода уже стояли, совершенно промозглая погода, а мы, все намазанные белым, стоим на крыше под ветром и ждем когда сквозь тучи проглянет нужное режиссеру солнце! Весь день на крыше, без чая! Какой чай!

Я напоминал трупака под страшным слоем белого! И эта дребезжащая лестница! Да ладно на крыше, да хрен с ним с ветром, но этот во-о-от такой слой белого на коже, на волосах и даже на ладошках, слой, который нельзя смыть, а можно только содрать, да и потом - это ж ни сесть и спиной никуда не прислониться и руки не согнуть - все же коркой покрыто и пачкается! И мы уже синие под слоем белого от холода!


На второй день мы на эту крышу как на Голгофу поднимались...
А через месяц приходит этот парень - Макс - и говорит: «Надо доснять». А это уже конец октября... Опять на крышу - голыми по пояс, извините? И мы ему сказали: «Да ты с ума сошел? Даже если платишь, на крышу мы не полезем.» И ему пришлось изгаляться из того что было...


УББ: - Только что закончился концерт... Скажи, Петя, у вас нет привычки собираться после концерта, обсуждать?


П. С.: - Так мы и собираемся -сразу после концерта (дело происходило уже в гостинице); хотя и так все понятно.


УББ: - Констатируется плохой звук и все расходятся?


П. С.: - Дак и так ясно, просто уточняются нюансы и что нужно сделать, чтобы плохой звук порушить; другое дело что идет игра в одни ворота - техник говорит, что нужно купить то-то и то-то, чтобы все было лучше, а музыкант тянет в свою сторону и говорит, что ни фига это ему не надо, а надо чтобы нужник был хороший: будет хороший аппарат, а нужник развалится и никуда не сходить.


УББ: - Петя, почему на «Черной метке» голос такой заваленный, звук какой-то невообразимый?


П. С.: - Это делал немец! Альбом сводился в Германии немецким оператором. На сведение ездил Костя и наш звукооператор. Понятно что общения не было, ну переводчик - да, но нюансов все равно не перевести, но им это не нужно было!


Мы пустились в эксперимент с целью выяснить - как фирменный звукорежиссер воспринимает это дело. Это на самом деле был просто большой беспредел и он отнесся к голосу как к инструменту, как это принято во всем цивилизованном мире.

Другой разговор - нужно ли так было делать! И на выходе мы получаем дело, в котором непонятно о чем идет речь! Если б мы делали дело здесь мы все-таки вывели бы голос на первый план, чтоб было понятно о чем речь-то идет...

Поэзия - дело достаточно сложное. Есть привычные какие-то вещи - когда играет попса - голос, действительно, можно задвинуть, потому что зная первое слово ты уже знаешь какое будет следующее и наверняка угадаешь третье - потому что с первого слова ты уже знаешь рифму. «Ты - морячка, я - моряк». А в сложном образе, который рисуют достойные группы, бывают неожиданные сочетания слов...


Очень дорого обошелся нам этот альбом, но опыт хороший, интересный.
Дело еще и в том, что в Москве сейчас дороже производить пластинку чем в Германии. Немец был нанят, ему заплатили большие деньги (по его понятиям это, конечно, нормальные деньги) ион педантично выполнял свою работу, то есть по инженерной части к нему вообще не может быть никаких претензий: точен, педантичен, аккуратен, а две ошибки были допущены нашими людьми, а не немцем и когда они послушали, то сразу сказали: «Что-то здесь не то...

А ну это ж мы!» Хотя если посчитать, то мы заплатили те же самые деньги, что отдали бы здесь, но там мы за эти же деньги получили опыт. И с музыкальной точки зрения мы теперь знаем что достаточно сделать чтобы получить нормальный альбом: не нужно много париться, достаточно записать все как есть и отдать немцу - он все сделает правильно.


УББ: - Во время предыдущего визита в Ростов вы играли с Боровом, что заметно утяжелило звучание АЛИСЫ. Это сотрудничество было разовым?


П. С.: - Это как бы проба была. Концертная, а на альбоме Боров, практически, не играл.


Мы не потому утяжелились, что Боров пришел, а Боров пришел потому что мы утяжелились. Ему нашлось место в такой музыке и по имиджу он и воткнулся, нос Боровом очень тяжело работать. Мне с Боровом было безумно тяжело, мы даже с Андрюхой начали ругаться: на какой стороне он должен стоять на сцене! На последнем концерте я все-таки решил спихнуть Борова на другой край сцены...

Приходит Андрюха и спрашивает: «Вы куда это комбик тащите?» Я ему объясняю: «Андрюха, ну сколько я рядом с ним отработал, ты хоть разок потерпи». «Не-е-ет» - кричит Андрюха и - ни в какую! Тяжело было с Боровом - он же ничего не помнит. ничего не запоминает, все время спрашивал в какой тональности играть, с чего начинаем и какой мотивчик...
Но он фактурный такой, интересный...
(Неведомо как, но речь заходит о родителе Петра - прим. УББ)


П. С. - Работа барабанщика - это тяжелый физический труд и папанька вышивал будьте здрасьте как! Но я барабанщиком не стал и систематического музыкального образования не имею, так один год музыкальной, плюс общеобразовательная школа и армия. А папашка играл с Эдитой Пьехой, с Ванштейном, с Лундстремом, он преподавал в музыкальном училище... Сейчас собак разводит...


Если вы помните картину Карла Брюллова «Всадница», то знаете, наверное, что картина эта еще называется «Графиня Самойлова с приемной дочерью», так вот моя бабушка по материнской линии приходится ей - графине на лошади - внучкой. Специально я не ковырялся - мне было неинтересно - и единственное, что мне успели рассказать родственники, что графиня Самойлова и моя покойная бабушка жили в собственном 6-ти этажном доме около Витебского вокзала. Это был доходный дом. они занимали этаж, а все остальное сдавали студентам.


Пришла революция - им, разумеется, оставили этаж; ближе к войне у них осталась уже коммуналка. И всю блокаду они прожили на хлебе с маслом. Все, что у них было - ахнуло в блокаду, а до того они были очень богатыми людьми. А какое громадное имение они имели!

До сих пор оно есть на гравюрах, в рисунках и воспоминаниях. Это из того, что им оставили после покушения на Павла. После покушения Самойловы попали в опалу.
А Брюллову была оказана честь рисовать графиню Самойлову. Она была очень красивой женщиной и многие за ней ухаживали. Наверное, Брюлов был в их числе. Шпенделем - года четыре мне было - я видел свою графиню-бабушку и я ее запомнил на всю жизнь - она прожигала взглядом насквозь! Мне стало не по себе страшно - старая, лет 90, с клюкой и жжет насквозь! Она прожгла и молча, ничего не сказав, ушла.


У нас очень интересный коллектив - был Масик - светом занимался. надпись «Алиса» придумал и вообще многими вещами в группе занимался - такой Столыпин - как раз из тех самых Столыпиных и происходит. И мы часто обращались друг к другу: «Граф, какая сегодня погода?»
Костя имеет прямое отношение только к Кинчеву. потому что Панфилов - отец Кости - приемный сын Панфилова - так что просто фамилия передалась и все. А так он, конечно, Кинчев - в нем ровно четверть болгарской крови. Болгарский революционер-коммунист, бежавший от фашистского режима и попавший в еще худший режим -сгнил в Магадане и все... Авантюрист, да - бежал-то аж через Турцию.


УББ: - А Нефедов и Шунаков?
П. С.: - Я подозреваю, что это люди наполовину недавно вышедшие из деревни.


А у нас, у Самойловых, как позже выяснилось, чуть ли не в каждом поколении - актер, музыкант, артист, но ни коммерсантов, ни заводчиков в роду не водилось, хотя деньги-то были, просто этим не интересовались. Как и все дворяне, которые занимались либо политикой, либо искусством.

Кстати, Самойловы очень быстро отпустили крепостных, они не были помещиками и потом если ты хотел иметь политический вес в Европе, то ты должен был отпустить людей на свободу. Рабовладельцы в Европе не ценились, а Самойловых, к тому же, интересовали такие вещи как покушение на царя.
(Тут по ТВ начинают показывать такую порно-сцену, что УББ от неожиданности и девического смущения задает вопрос о музыкальных пристрастиях.)


П. С.: - Честно говоря, мне нравится вся музыка, единственное чего я не терплю, так это плохого, безобразного исполнения классических произведений, когда играют сыро, неритмично. А дома у меня полная неразбериха и каша из кассет, наших болванок, концертных записей, вдруг ни с того ни с сего - Питер Габриэль попадается, а то вдруг натыкаешься на музицирования моего сына пятилетнего: «Летела муха - тра-та-там» - сочиняет он и все это начинает забивать поверх чего-то музыкального...
Впрочем, я предпочитаю слушать радио - у нас шесть FM - выбор бешеный! А вообще я не меломан, у меня нет конкретной любви к кому-то о ком я бы все-все знал и все собирал. А если бы мне сейчас случилось заняться собиранием, то я, скорее всего БИТЛЗ бы собирал.


Но у нас столько работы, что послушать музыку толком некогда. Помимо репетиций много побочных дел, которые мы на себя взвалили. Про рыбалку я только рассказывать могу: три года как перестал ездить на рыбалку! Но самую большую, из тех что у нас водится я, конечно, поймал. Лещ у меня случился - 3 кг 400 граммов. Вам это нелегко понять - у вас-то рыба - мощные, южные, громадные звери! Но у нас же таких нет!


УББ: - «Черная метка» - самый мрачный из ваших альбомов...
П. С.: - Ну так он же посвящен Чуме...


УББ: - Как-то Костя с казал, что на Чумичкина слишком повлияло учение Дона Хуана...
П. С.: - Он читал, конечно, но не думаю, чтобы это так уж сильно повлияло - такой замороки у него не было. Дело в том, что у некоторых эксперименты с наркотиками заканчиваются, практически, не начинаясь, а некоторых приводят к тому самому печальному концу. И тогда либо ты сам почувствовал это и прыгнул в окошко от тоски, либо тебя сгубила болезнь. И уже не важно - передозировка произошла или недозировка... Суть эксперимента: если человек начинает дружить с наркотиками, то они его убивают. Запросто в окошко можно выскочить и с похмелья. Чума не был наркома ном, а пил - не больше других...
В ожидании стихов тоже может быть причина кроется.
УББ: - Модная сейчас теория суицида в крови...
П. С.: - Нет такого, чтобы человек родился с программой умереть. Природа таких программ не создала!


УББ: - Но разве жизнь в основе своей не трагична - смерть-то все-таки наступает - через какой-то отрезок от рождения?


П. С.: - А если человек воспринимает жизнь как праздник, даже в тюрьме? Как тогда? Я допускаю, что когда голых людей вели в Майданеке в газовые печи – находился в шеренге тот, кто приплясывал и веселился. И напротив - есть на десять тысяч или на пять миллионов один такой, который при всеобщем благополучии и счастье берет и прыгает в окно. И деньги у него есть и девки любят и дома его любят, а он... Клин Блинтон! (ругается Петр потому что в дверь стучат и просят автограф. Приходится задать вопрос о славе - УББ).

К славе я отношусь по-разному: когда сижу у себя на даче в деревне месяц-другой, а потом приезжаю в город и никто не звонит, а потом вдруг раз - первый звонок - это очень приятно - помнят поклонники - не забыли - значит нужен... А когда ездишь на гастроли и к тебе начинают плотно приставать - надоедает. Или звонят в три часа ночи и приглашают приехать оттянуться, потому что им хорошо... Но я-то сплю!


Очень мало людей, которые относятся серьезно, с пониманием. Один только раз - давно уже - в Свердловске в гостиничный номер нам позвонила бабушка - она не могла прийти на наш концерт, потому что шумно и не по возрасту ей. А записи у нее все наши есть. 60 лет бабушке! Я стал спрашивать и выяснил, что у нее есть, действительно все и даже вещи, о существовании которых я сам давно забыл! Она поздравила нас с 1 Мая...


Вот такой Блин Клинтон! А есть совсем без башни, которые расписывают тебе парадное, а потом соседи требуют, чтобы я все поубирал!


Но единственное что - пока эта музыка кормит. Не могу сказать что одевает и жилья это не даст никогда, но кормит. Мы живем чуть получше наших родителей, потому ч то родителям нужно было думать как купить телевизор и несколько месяцев на него копить. А тут можно два месяца ни черта не делать и не получать, зато на третий получить столько, что купишь и телевизор и штаны и не очень дорогую шубу жене. А недавно - в 36 лет - я впервые сел за руль собственной машины - пришел гонорар за то что я когда-то мерз в Минске, записывал «206-ю» и я еще немного денег подзанял и купил машину.
УББ: - Правда ли оригинал «206-й» был потерян?


П. С.: - Темная история: никто не мог вспомнить, где находится мастер. Черт его знает где пылилась эта здоровенная километровая коробка. Наконец, вспомнили и нашли -даже не знаю где... Затем она долго лежала то ли у Константина, то ли у Славки.

Опять же, никто о ее судьбе не задумывался, а потом на этот товар нашелся покупатель и нам пришлось сесть и быстренько дописать четыре песенки из того времени, пришлось окунуться в ту атмосферу - помолодеть - это очень просто, самое сложное - повзрослеть. А вообще - очень большой вопрос - стал бы я ходить на концерты группы АЛИСА, если бы не играл в ней, ей богу!


УББ: - Музыка АЛИСЫ тебя не устраивает?


П. С.: - Не знаю, не знаю... Скорее всего я вообще ни на какие концерты не ходил бы. Вообще же хотелось бы делать акустические вещи: акустический бас есть, две гитарки, щеточками по барабанчику постучать...


УББ: - И делать такие вещи как «Одинокая лодка моя, рассекая волну плывет?»


П. С.: - Ну почему - у него по подсчетам песен 40 есть, которые хотелось бы сделать в акустике. Некоторые из них - пять или шесть - вышли в электричестве, но хотелось бы сделать в акустической версии. Но 35-то никогда не выходило - это две программы - некоторые были играны на акустических концертах, а некоторые - никогда.


УББ: - Петя, как ты это видишь? АЛИСА утяжелилась, металлизировалась..

.
П. С.: - Ни фига там металлического нет: звук жесткий - да, но скорее это хард-рок, другое дело, что не классический хард-рок, но жмем мы как хард.
УББ: - То есть будет существовать два проекта: лирический-акустический и хардовый-алисовый?


П. С.: - Конечно! Причем, два акустических: один будет называться «русский альбом» и будет очень простой - на трех аккордах, которые можно сидеть и петь и там будут известные и неизвестные песни и будет лирический альбом, более усложненный, потому что песни писались на большом протяжении времени - лет десять он потратил на эти песни и потому и по музыке сюда войдет все - on пробовал в одном стиле играть, потом в другом - смесь - джаз, фанк, босанова в конце-концов - он будет красивый и мелодичный, со всякими штучками...


УББ: - Почему все-таки вы не стали бы слушать АЛИСУ, если бы не играли в ней?
П. С.: - Может быть не стал бы. Первый раз я увидел АЛИСУ на фестивале. Был Шаталин, Паша Кондратенко, Мишка, Задерий, Костя только что приехал. Ребят-то я знал и до Кинчева, в группе пел. только она называлась МАГИЯ. Скоро я из группы свалил: проект не представлял интереса и скоро сдох: текст какой-то замороченный, написал его десятиклассник какой-то... меня это не прельщало... для меня это была хорошая практика, но не смысл жизни. Но то как программу сделал Костя мне понравилось - по сути это была почти «Энергия». Все было необычно - новый человек, новое пение и размалеван Костя был так, как никто не размалевывался - это производило впечатление. Я снова стал играть в группе.
Музыка была, конечно, сырой. Там играл АКВАРИУМ, который и тогда и сейчас играют лучше нас, но все равно мы попали по башке - потому что была работа со словом, а привыкли-то мы к чему? К Макаревичу.

Привыкли к Гребенщикову даже, знали и любили Майка, Цоя как такового еще не было. ну а все остальное... ВОСКРЕСЕНЬЕ, естественно, знали - известная команда. Рекшан - не знаю... А тут глядишь - и подача какая-другая... Вот РОССИЯНЕ могли бы иметь рОковую нишу в Петербурге, но, поскольку, пропал Ордановский, эту роковую нишу в Питере заняли мы. Ведь АКВАРИУМ - спокойная музыка для, якобы, интеллектуалов. У Майка музыка рок-н-ролльная и понятная - от подворотен до дворцов...


А наша музыка оказалась коммерческой потому что мы как раз в середину влепились: нас начала слушать и подворотня, но не вся и не до конца, и до дворцов мы не доросли, но, по крайней мере квартиры с каминами нас стали слушать. Таким образом нас стали слушать и люди из новостроек и люди из старых домов.


УББ: Общаетесь ли вы с Костей помимо работы?
П. С.: - Кот в Москве, я - в Питере, так что общаемся по телефону, а в последнее время и не звоним, потому что и так все ясно. В свое время он у меня пол года на полу прожил не выходя из дома - больше жить было негде. Так я еще ко всему прочему - Кинчев-то у меня уже был - я еще взял и женился! Так и жили втроем. Моя жена до сих пор его не очень-то любит - скажем так.
УББ: - Это был буйный период?
П. С.: - Ну разумеется!


УББ: - Здесь очень тихо, а обычно же гастроли АЛИСЫ сопровождал «флер» всего...
П. С.: - Когда как ее - вожжа - под хвост попадала - да. Шесть-восемь человек начинали бузить одновременно и гостиницы, конечно, тряслись. Теперь редко когда «буза» нападает на всех сразу: ну один кто-то - кому звезды встали в обратку и вот он поэтому треснул... Да, теперь этого, практически, не бывает: денег хватает, но нет ни времени, ни сил.


УББ: - Остепенились или «седина - в голову, бес - в ребро» и все еще впереди?
П. С.: - Что впереди я вижу ясно, по крайней мере, на три месяца вперед и нет там ни минуты свободной для того чтобы поваляться на диване. Уже нет даже разговоров о том, чтобы праздно проводить время: надо успевать многое делать -не хочется потерять остатки былой популярности - скажем так.

А ее нужно культивировать и что-то новое делать: на скандале можно прожить три-пять лет, а далеко на нем не уедешь. Забывают. Ну обыватель вспомнит, что он что-то скандальное слышал - АЛИСА! А есть категория людей, которые либо прийдут на концерт, но не смогут купить пластинку, либо послушают пластинку и не пойдут на концерт.
А для того, чтобы попадать в ящик нужно иметь либо много денег, либо делать те вещи, которые просто невозможно не поставить в ящик, за которые не ты, а тебе платят, когда их берут. Сейчас у нас, по-моему, нет тех, кому платят.


УББ: - Программа «А», показав АЛИСУ...


П. С.: - Нет, тут другое: это плановая работа - им надо что-то снимать, чтобы продержаться и они снимают. И у этих ребят много проблем. Это достаточно демократичная программа, которая снимает всех и это единственная программа, которая снимает живой звук. Это очень хорошо, в этом они молодцы.
У нас бедная и несчастная эстрада (даже при наличии богатых людей) - она же не может позволить себе живые концерты выставлять! Живые концерты выставлялись исключительно из Колонного зала Дворца съездов, где старенький оркестр со смычками, где известные артисты и даже в меру опальные типа Магомаева, оперные певцы или же романсы или же «широка», понимаете ли, «страна моя родная».

Ведь было 69 версий этой песни! 69! И они были все записаны с музыкантами! «Много в ней» - понимаешь ли - «лесов, полей»... И человек вольно дышит!


УББ: - Ну если у нас было 37 Армавиров...


П. С.: - Так нет - этоозначает, что он - гениальный человек - ведь он одной песнейделал зарплату музыкантам как минимум надва месяца! В день версию же невозможно записать, к тому же есть еще выходные!
Ну что еще было - березки-декорации - их снимали в «Голубом огоньке» и «Кабачок 12 стульев», где все это мило обстебывалось... И до сих пор - все, что снимается, все эти клипы - это неживая работа. Это сначала сыграно, сделано, а потом уже снято. И первый кто начал серьезно что-то делать - это «Программа «А», за что ей честь и хвала.


УББ: - В «Кафе «Обломов» тоже как-то показывали клип АЛИСЫ. Как в этой программе, по-твоему происходит отбор?


П. С.: - Тот, кто показывает наш клип не спрашивая на то разрешения - делает очень благое дело; тот кто спрашивает разрешения на показ клипа... да такого человека просто нет! А если бы он был, тогда я бы сказал, что он сверхкорректный человек! А если бы нашелся человек, который не пожалел бы немного денег для музыкантов, тогда я сказал бы, что это нормальный человек! Да, существуют до сих пор нормативы, по которым должны выплачиваться авторские и в любое время можно заявить права и, поскольку мы живем в бесправном государстве, - выколотить эти бабки, но нам-то это не надо.
УББ: - Существует теория, по которой Луна - есть эгрегор; случайна ли поэтому строчка «когда кончаешь на суке-Луне»? Луна даже в названии вашего альбома присутствует: «Для тех, кто свалился с Луны».


П. С.: - Если вам приходилось читать «Колыбель для кошки» Воннегута, то вы должны помнить, что там идет речь не о ядерной войне, а о том, что будет после. Боконизм подводит к мысли о том, что наука в конце-концов придумает вещь, которая будет еще жутчей!

Конечно это иносказание, но я стал думать, что должна же существовать такая вещь. И тут я напоролся на интересный матерьяльчик: оказывается, существуют расчеты... знаете, я не хочу как Паук гнать, вот, мол, конец света, людей едят!... Конечно едят, причем существует масса рецептов как сделать мясо человека наиболее вкусным и ритуалы поедания... И я могу рассказать, потому что от каменного века до нашего - один шаг! Но не о том сейчас речь. Оказывается есть расчеты по которым можно свалить Луну на Землю.

И для Земли этого будет уже вполне достаточно, то есть для бактерий, которые вместе с водой вырвутся в атмосферу, в космос. Какие-то цисты притянутся к Земле обратно, то есть жизнь не прервется и, возможно, будет существовать в форме бактерий, снова пройдут века эволюции, но эти конкретные расчеты говорят, что Луны не станет и кончать уже будет не на чем. Ведь если собрать запас ядерного оружия, еще что-нибудь прикупить, что-то чуть-чуть доделать, то уже сегодня реально сорвать Луну с ее орбиты.
УББ: - АЛИСА сменила бессменного продюсера Алика Тимошенко?
П. С.: - Тимошенко - личность интересная. Вы знаете, что песня такая была: «Детский лагерь Саласпилс, кто увидел не забудет»? То что Тимошенко сделал на этой песне квартиру - это, как бы, все знают, а то что он - автор этой песни - ставят под сомнение: говорят, что была история и были какие-то другие люди, но это ж как обычно - про Шолохова тоже так говорят, но он от этого Шолоховым быть не перестает, а «Тихий Дон» - «Тихим Доном» - правда? Вот и Тимошенко придумал: «На гранитную плиту, положи свою конфету, он. как ты ребенком был и как ты он их любил»...


Да, это песня тех времен, когда несли: «Только маки, маки, голубые маки»... Я чего гитару-то в руки взял - когда видишь как кто-то в шляпе с широкими полями поет: «Голубые маки как твои глаза», а девчонки вокруг визжат! Я думаю, блин, ну как же так - я же тоже так хочу!

И началось: «Папа, купи гитару, а?» Папа говорит: вот тебе гитара (Петр смачно сворачивает кукиш - УББ) Ты музыкой заниматься не будешь!.. Все-таки папа купил мне гитару - в 14 лет! Примерно тогда же он и ушел из нашей чудной семьи... Я думаю, что ему не плохо...
А я поставил перед собой самоучители: итальянский, испанский и стал подбирать аккорды - сообразил, что без аккордов песни не получится. Подобрал свои первые 5 аккордов.
Потом оказалось, что именно эти-то аккорды и существуют на белом свете. Другие три аккорда мне показали в школе. Потом я заполучил ломовой джазовый самоучитель и исписал все, абсолютно все стенки в доме схемами работы на гитаре. Всем, кто начинает, я весьма рекомендую джазовый самоучитель.


Кинчев это отвергает, говорит: «Не надо, не надо!» Нет! Надо, надо!
Потом только я взял в руки бас - ведь я на басу-то играю всего-навсего с 86 года и до сих пор понятия не имею, ну просто хрен его знает - как играть на бас-гитаре. И до меня и после меня будут люди, которые играют на бас-гитаре лучше меня на порядок, а некоторые даже и на два порядка и, поскольку я не вхожу не в сотню и не в тысячу, то хорошо бы входить в десятку, скажем «Десять тысяч лучших басистов планеты», а? Это было бы круто! Все-таки я себя считаю достойным войти в эту десятку планеты!


УББ: - Приходилось читать, что на ваши концерты в Греции пришло два или три человека...


П. С.: - Почему два или три? Человек десять пришло. Но мы же и не играли!
УББ: - Вы что по предоплате работали?


П. С.: - В Греции вообще не было речи об оплате. Нам выдали билеты, паспорта, мы сели в самолет и нам сказали, что мы играем в Салониках и в Афинах. В самолете мы, конечно, треснули - хорошо было - небо, летим в теплую страну и еще мы ржали, просто хохотали до упаду - нам дали кучу денег и сказали, что ничего делать не надо - только жить в прекрасном отеле и купаться в море. Шикарная жизнь, мы с такими деньгами чувствовали себя просто нуворишами. Еда, пиво -балдей как угодно! Мы отмывали партийные деньги - какой разговор!


УББ: - Коммунистической партии?


П. С.: - Ну а какой же еще? Мы, АРИЯ и ВОПЛИ ВИДОПЛЯСОВА. В то, что мы отмываем деньги партии, мы врубились только на обратном пути, до этого мы думали, что такую херню придумал какой-то идиот! Какой-то идиот! Дают бабки и говорят что ничего абсолютно ничего делать не надо. Ну даете бабки - хорошо. Только потом мы врубились, что этот человек отнюдь не идиот. Он-то отмыл приличную сумму - одна аренда современного стадиона на 80 тысяч человек, который так и простоял пустой - стоит огромного, неимоверного, просто бешеного количества бабок! Ну и мы получили, разумеется.


И греческие коммунисты выставили нам длинный-предлинный, уставленный всем, чем только можно, стол...

13.2.95.
УББ: ЛЮСЯ АНДРЕЙЧЕНКО, ГАЛИНА ПИЛИПЕНКО 
«Ура! Бум-бум» (Ростов-на-Дону)

 
Дата публикации: 18.12.2012;   Опубликовал kibitka;   Кол-во просмотров: 1674

12 февраля 1995 - Концерт - Ростов-на-Дону - Дворец спорта
13 февраля 1995 - Концерт - Краснодар - ДК ЗИП

 

 

НАВЕРХ