no©2000-2018 КиБиткА
Летопись Группы АлисА
Ваш логин:
Пароль:

 

Поиск:

 

16 января 1995 - К.Кинчев в эфире Радио Максимум, программа «Давай!»

 

 

16 января 1995 - К.Кинчев в эфире Радио Максимум, программа «Давай!»

 

 

Расшифровка передачи:

 

КК: Привет, ребята! Привет, Лёха! Я рад, что опять появился на радиостанции «Максимум», где я всё время по максимуму беседую с вами.

Лёха: Наш телефон 2-00-10-88 для беседы, а беседа должна быть весёлой, вопросы принимаются только смешные. «Чёрная метка»!

 

Лёха: «Чёрная метка», группа АлисА в прямом эфире радио «Максимум». Константин Кинчев. У нас первый вопрос. Ало! Представьтесь, пожалуйста.

Андрюха: Ало!

Лёха: Здравствуйте!

Андрюха: Здравствуйте!

Лёха: Как Вас зовут?

Андрюха: Меня зовут Андрюха!

Лёха: Андрюха, привет!

КК: Привет, Андрей!

Андрюха: Здравствуй, Костя! Рад тебя очень слышать.

КК: Я тебя тоже.

Андрюха: У меня к тебе такой, думаю, самый такой неординарный вопрос и вопрос, который, я думаю, хотели бы тебе задать все фены группы Алиса. Это первый вопрос, когда будет концерт, конечно в Москве? И второй вопрос, твои бывшие отношения с группой Кино и с Виктором?

КК: Ну, прежде всего, концерты будут в эту ближайшую пятницу и субботу в ДК «МАИ», которое находится на Соколе. Так что, все те, кто не успел купить билеты, спешите и покупайте, потому что в общем-то их практически не осталось. Вот. Этими концертами мы завершим наш мощный тур, который прошёл по всей стране, по все Сибири, по Дальнему Востоку и завершаем его в Москве. Так что вот так. 20-го, 21-го в ДК МАИ. Приходите. Все угорим классно. А отношения с Цоем были приятельскими. Не могу сказать, что с группой Кино у меня были какие-то тёплые отношения, но с Цоем у меня были приятельскими всегда. Больше нравился Цой в акустическом варианте, нежели в электрическом, потому что мне казалось, что он играет в электрическом варианте музыку немного облегчённую, такую лёгкую, припопсованную.  Хотя его песни достойны более мощного звучания. На мой взгляд. Может быть, я ошибаюсь, может быть, кто-то скажет, что это не так. Но я выражаю своё мнение. А песни Цоя мне всегда нравились, я их люблю до сих пор и буду любить, пока живу. И с Цоем у меня были хорошие приятельские отношения. Мы собирались, пели друг другу песни, выпивали вино, проводили чудесно время.

Лёха: Костя, вот тяжёлую музыку можно играть в акустическом варианте. Это очень интересно. Ты можешь это как-нибудь подкрепить сейчас?

КК: Ну, я попробую, гитару я с собой захватил, то есть я сейчас спою песенки, которые войдут в следующий альбом, который я планирую, будет называться «Звезда свиней». Сейчас спою песенку, попытаюсь её спеть под гитарку. Песня называется «Печать зверя».

 

Печать зверя - клеймо стада,

Девиз бойни - "Всегда рады!".

Козлов кодлы пасет воля,

Шагать строем слепых доля.

По чью душу рычит свора.

Закон труса - служить вору.

Блажит левый, ревет правый:

"Виват, Мао! Адольф, браво!".

К концу бреда верней корчи,

Жутки песни мои к ночи.

Как над миром заря,

Солнца ясная дочь,

Успокоит меня

Лишь только кончится ночь.

Надо мной и тобой

Ветры пенят восход,

Не тревожься, не плачь,

Вот-вот и солнце взойдет.

Но ночь в силе, как пресс зоны,

Прикол гимна - душить стоны.

Мораль бойни: "Убей, веря!".

Иконам слезы клеймить зверя.

 

Лёха: Это я разразился аплодисментами. Просто песня, просто в кайф! Отлично! Дадим Косте отдохнуть, отдохнуть и послушать песню с альбома «Чёрная метка» «Паскуда».

 

Лёха: У нас в гостях Костя Кинчев и очередной звонок поклонников из Армии АлисА, наверное. Ало, представьтесь, пожалуйста.

Цекало: Здравствуйте, меня зовут Александра Цекало, я временно работаю в Кабаре-дуэте «Академия».

Лёха: А почему временно?

Цекало: Ну, мало ли что случится? Может быть, я скоро в Алису перейду? Просто Костя не знал, что слово Паскуда наше любимое с Лолитой слово и теперь тихими московскими вечерами мы просто-таки заслушиваемся этим альбомом, и песнями Костяна, а песни у Костяна коротенькие. Вот бывают длинные песни, а у него коротенькие. Вот. Кроме того, мне очень трудно говорить, потому что у меня трубку вырывает Лолита.

Лолита: Ало, Костя, мы действительно безумно рады за тебя и мы безумно рады услышать просто твой голос в прямом эфире и единственное, что мы хотели бы тебе пожелать. Во-первых, чтобы тебе никогда не было стыдно за своих фанов. А на самом деле мы знаем, что мы можем позавидовать тебе, по-моему, такого количества фанов, и таких искренних, нет ни у кого из артистов. Ни из попсы, ни из рока – ни у кого нет. И ещё, знаешь, мы хотели тебе сказать, что мы с Сашей после твоего прямого эфира ждём тебя у нас в гости.

КК: Друзья мои, я сейчас отговорю свой эфир, пообщаюсь со своими фанами и ждите, и прилетим на крыльях любви к вам домой, где будем есть печёнку, я надеюсь, да? с картошкой.

Цекало: Костя, печёнку Вы, конечно, есть будете, но у меня, во-первых, я хотел сначала выкрекнуть в эфире «смерть попсе», но потом передумал и хочу тебя спросить. А скажи, Костя, жив ли рок-н-ролл?

КК: А это не ко мне вопрос, это вопрос к музыкальным критикам. Что касается меня, мне абсолютно всё равно, жив он или мёртв.

Цекало: Ну, договорились. Мы жарим картошку, Вы пойте свои коротенькие песняки и приезжайте к нам.

КК: И вискарь, который стоит у тебя в углу, будет сегодня убран.

Цекало: Без проблем, кстати.

Лёха: Ай! Ну, а теперь какую-нибудь коротенькую песню заведи, Костя, и всё будет нормально.

 

Неба белый клок вырван из синевы,

Звёзды неводом тянет солёный рыбак,

Утро красное разметало костры,

Слезы осени отрезвили гуляк

 

Из плакун-травы вырезали кресты,

Вместо крох земли к сердцу клали асфальт.

По большой воде возвращались с войны,

Да по скорбным дням поминали солдат.

 

Шаг по лезвию ножа

Кровью запекает след.

Подступает не спеша

На сорок бед один ответ.

С каждым жестом тольше нить,

С каждым днем яснее код.

Не спасти, не схоронить

Тех, кого казнил народ.

 

Но новый заказной спаситель снова трёт за светлый путь.

Но где тот чёртов детонатор, чтобы этот путь замкнуть?

Кто решится стать расплатой за позор моей земли?

Нет таких. Да только легионы снова лезут в козыри.

 

А мы все молчим да все не можем понять,

Как случилось так, что всех нас взяли врасплох.

Мы же знали жизнь, мы могли ей играть,

А теперь бредем за повелителем блох.

 

Лёха: Я даже подпевал, не знаю, слышали это слушатели или нет. Не знаю, как это у меня получалось, не получалось… Но это была песня с нового альбома. Как он называется, кстати, я опять забыл.

КК: Да откуда я знаю, как он называется?

Лёха: Ещё никак не называется.

КК: Эти песни, которые я написал вот сейчас, когда мы проехали тур по нашей земле.

Лёха: Когда мы ехали на радио «Максимум» вот сейчас вот, в машине, ты её написал.

КК: Нет. Мы проехали до Нового года по всей нашей стране, и скажу вам, ребята, у нас страна ломовая! Сибирь – это офигительная земля. То есть, я не предлагаю там всем жить, но по ней ездить необходимо каждому. То есть, цыганский образ жизни поднимает Дух и, если ты знаешь энергетические столбы, с которыми ты можешь общаться и питаться энергией, то это даёт тебе стимул для жизни и для творчества. Офигительный, огромный. Поэтому я привёз много песен и сейчас мы, после завершения «Метка-тура» сразу же начинаем, я уезжаю в Питер, и начинаем репетировать вот те песни, которые я сейчас вам, в общем-то, спел, так рискнул, не много путая слова, поскольку они ещё не устоялись. В принципе я в первый раз эти песни пою для слушателей. Я пел только их собственной жене. Так что вы первые, кто услышал эти песни.

Лёха: Ну, я думаю, что жена этот эфир сейчас слушает. Мне так кажется.

КК: Мне тоже.

Лёха: Ну, хорошо. А, Костя, а ты ездил по стране с альбомом «Чёрная метка»?

КК: Да, мы поехали с альбомом «Чёрная метка», то есть причём, поскольку мы авантюристы вообще по жизни, то есть мы вписались в этот тур, зная, что мы можем пропасть по дороге. То есть может случиться такая ситуация, что мы где-нибудь в районе озера Байкал можем встать и не двинуться ни туда, ни обратно. Поскольку средств к передвижению у нас может не быть. Мы работали только на кассу. Для тех, кто не понимает, что это такое, я скажу, мы платили всё сами. То есть, те, кто купил билеты, те позволили нам двигаться дальше по стране. Мы доехали до Находки. Я не буду вас грузить вот этими рассказами. Мы доехали до Находки, и у нас всё было правильно и в порядке. То есть, мы, как авантюристы, прошли с честью этот маршрут и огромное спасибо всем алисоманам, которые поддерживали нас в этом действии. Мы сломали всего зала четыре, по-моему. Это не так много, в общем-то. То есть, это те залы, куда нас уже не пустят. Ну, ничего, не беда. Это, по-моему, в Красноярске было, в Хабаровске и во Владивостоке.

Лёха: То есть, сломали совсем?! То есть, уже всё, там, реконструкция, капитальный ремонт там…

КК: Не, ну как там… Кресла – вот это вот главная проблема, то есть боятся, не боятся, а ленятся убирать кресла, хотя мы просим об этом.

Лёха: И Алиса их просто убирает во время концерта.

КК: Да, и Армия АлисА убирает эти кресла. В ДК МАИ 20, 21-го кресла тоже почему-то не хотят убирать.

Лёха: У меня огромная просьба, если нас слышит директор ДК МАИ, уберите, пожалуйста, кресла, если Вы не хотите, чтобы у Вас был стоячий партер.

КК: А то после 20-о и 21-го числа придётся, в общем, чего-то там ремонтировать, а не хотелось бы, было бы лучше, чтобы все стояли и отдыхали так, как хотят, как привыкли на наших концертах.

Лёха: Ну, Костя, вспоминай слова очередной песни, а мы послушаем песню с альбома «Чёрная метка», где тебе уже вспоминать ничего не надо. А песня будет называться «Белая невеста», если не возражаешь.

КК: Поехали.

 

Лёха: 2-00-10-88 просто разрывается от звонков. В эфире Константин Кинчев и очередной звонок. Ало, мы Вас слушаем.

Сергей: Ало!

Лёха: Здравствуйте.

КК: Да, привет!

Сергей: Костя, меня зовут Сергей, я хочу задать тебе такой вопрос. Та, кстати, тоже очень хорошо звучишь в акустике. Помнишь ли ты те времена, когда концерты были не только на площадках, но и на квартирах, такие квартирные сейшены? Ты сейчас этим не увлекаешься? И второй вопрос, недавно приезжал в Москву человек, Юра Наумов, и очень много было слухов, что что-то ты с ним хочешь создать, вместе что-то сделать. Это правда или нет?

КК: Ну, во-первых, я очень хорошо помню те времена, и я благодарен им, поскольку это был единственный источник дохода, который кормил мою семью в те времена. Эти квартирные концерты. И гитару, с которой я прошёл вот это время, а это достаточно большое время, где-то лет 15 я с ней ходил, я называю кормилицей, она у меня стоит в почётном месте. Сейчас я играю, правда, на другой гитаре, но она у меня в почётном месте стоит. Вот. Что касается Юры Наумова, сейчас я не играю квартирных концертов. Мне просто это не нужно, потому что я зарабатываю на жизнь электрической музыкой и, в принципе, считаю Алису достаточно электрической группой. В принципе, акустическое песнопение – это чисто эскизы. Называю это так и считаю, что это правильно. В принципе, всё звучит гораздо богаче, когда всё сыграно коллективом, музыкантами, которых я люблю, которым доверяю. А не мной, скучным гитаристом, который и трёх аккордов сыграть, как следует, не умеет.

Лёха: Сегодня у нас проба пера.

КК: Да, чистая проба пера, в общем-то, так. А с Юрой Наумовым мне было очень интересно работать, потому что он гитарист очень сильный. То есть, я люблю его нежно, так скажем. Если он всё-таки появится в России, поскольку он сейчас живёт в Нью-Йорке, надолго, я с удовольствием запишу с ним акустику. В принципе, те вещи, которые я с ним делал где-то лет 9-10 назад. Вот. Я эти вещи собираюсь писать где-то в мае месяце. То есть, я хочу акустический альбом сделать. И если Юра Наумов меня сейчас слышит, в чём я, конечно, сомневаюсь, или если ты ему передашь, что я его жду в мае месяце в Москве, то мы запишем это всё вместе с ним. А так, извини, Юра, мы запишем это без тебя. Хотя хотелось бы с тобой.

Лёха: Ну, поскольку всё-таки сейчас, Костя Кинчев один, без ансамбля и самбо, придётся всё-таки напрячься и дать такой квартирный… Продолжить, вернее, квартирный сейшен и что-нибудь вспомнить из нового репертуара.

КК: Да, я вот «вспомнить», ты меня сразу как бы озадачил. Нет, я вспоминать не буду, ещё спою одну песенку, которую написал в поездке. Сейчас вот посидим. Называется она «Алая заря». Песня, которая мне очень нравится.

 

Алая заря за ночь, за моря

К берегам чужим летела,

День коромыслом несла

Да вёдрами плескала свет

По белу свету.

Всё молила ночь в ступе не толочь

Пепел да золу отпетых.

Нас по дороге нашла

Да в струнах звоном отдалась,

Да песней этой:

Как над нами синий дым неба

Да высокая звезда,

Да путей дорог не счесть.

Вспоминай, где был, где не был,

Где брёл, где плыл, где словом ворожил,

Где птиц песнями кружил.

Горе той земле, горе тем местам,

Где морочат гордого сном,

Горе той мечте, горе тем стихам,

Что плетут из шёпота гром.

Голоден огонь, да попробуй тронь -

Степью запылают костры.

Гневом небеса осенит гроза

Вечером до первой звезды.

Алая заря за ночь, за моря

К берегам чужим летела.

Нас по дороге нашла,

Да в струнах звоном отдалась,

Да песней этой.

 

Лёха: Отлично! Ну, что, без десяти минут час… Костя, вот ты скажи, ты нам споёшь что-нибудь ещё напоследок или нам песенку поставить?

КК: Да уж песенку поставить и ещё скажу, 20-21-го, в пятницу и в субботу мы играем концерты. Не пропустите этот случай, пацаны, девчонки.

Лёха: А во сколько начало?

КК: В 7 часов.

Лёха: В 7 часов вечера и 20-го, и 21-го в ДК МАИ. Отлично! Костя… чего-то хотел спросить…

КК: Да ты что?!

Лёха: Пустое, да?

КК: Песня называется «Дурак», слушайте, наслаждайтесь. До встречи!

 
Дата публикации: 03.05.2010;   Опубликовал Из архива сайта на 01.04.2010;   Кол-во просмотров: 1411

1994 - В рамках переиздания старых альбомов на «Moroz Records» впервые выпускается «Нервная ночь»
16 января 1995 - Дебют на радио (под гитару) песни «Печать зверя»

 

 

НАВЕРХ