no©2000-2019 КиБиткА
Летопись Группы АлисА
Ваш логин:
Пароль:

 

Поиск:

 

февраль 1999 - Кинчев в программе "Maxidrom. Необычный формат" ТВ-6

Ведущая: Наталья Кулагина
Предоставленные фотоматериалы: Анатолий Азанов

 

 

 

 

Константин Кинчев в программе Максидром Необычный формат часть 1. Ведущая Наталья Кулагина

 

 

Константин Кинчев в программе Максидром Необычный формат часть 2. Ведущая Наталья Кулагина

 

 

Константин Кинчев в программе Максидром Необычный формат часть 3. Ведущая Наталья Кулагина

 

 

 

Расшифровка:

 

Был самим собой. Основная часть свободного времени проходила на улице во дворе. Все те, кто организовывался в эту некую маленькую стаю, все были на учёте, и в школе не всё было гладко у них. А народу нас очень много было. Компания собиралась по 150 человек где-то. У нас "центр" такой был, для сидений, поскольку у нас лестницы были изолированы от лифтов, и поэтому там было очень удобно собираться.

 

Высоцкого пели. Шиховская гитара обычная. Шестиструнная. Уже не семиструнная, а шестиструнная. Это, конечно, "дрова". Как у меня сейчас дочь на домре занимается, подобный инструмент у меня был, только гитара. "Дрова", на которых надо было учиться зажимать аккорды, наращивать мозоли себе, чтобы зажималось всё хорошо. Аккорды показывали товарищи.

 

Я просто обалдел, когда услышал в первый раз «Машину времени». Думаю: "Вот это да! Вот это то, что надо!" У нас же есть свой язык, на котором можно выражать свои мысли. А не просто набор похожих звуков издавать, похожих на английскую речь. У меня всё очень мрачно было, всё про ад больше писал. Строчки типа того, что:
Мчится смерть, нагнетая ужас.
Этой гонкой вечно злится
И кровавою десницей, и карая людей,
Мчится в дьявольской колеснице.

 

Всё это в таком ключе было сделано.

 

Первая группа. Сидели на лестнице мы играли, подошли два парня, предложили играть в группе. То есть, это была фабрика пластмассовых изделий, они там расчёски какие-то делали, что-то там. И там был у них аппарат. Это первая группа была у меня, в восьмом классе. На танцах мы играли, на всех школьных вечерах, на мероприятиях этой фабрики.

 

С 16 лет начал планомерно готовиться к тому, чтобы не ходить в армию. Поэтому, благодаря характеристике, которую мне дал классный руководитель (за что ему спасибо огромное), нас, по-моему, человек пять поставили на учёт в психоневрологический диспансер. Поэтому, когда я уже пришёл в комиссию набора в армию, а не дачи приписного свидетельства, я уже готовый был персонаж для сумасшедшего дома, куда благополучно был переправлен.

 

Я рок-н-роллом собирался заниматься. И если вы проследите, как дорогу всех тех, кто встал на этот путь, очень у многих статья. Виктор Цой этой дорогой шёл. Это естественный путь был. "Человеком, сжигающим мосты" это называлось. Наверное, так.

 

Длинноволосым был. Молодой. Красивый. Были "зарубы" у кого клёш больше. У меня были штаны где-то по 40 см внизу. К тому же со всевозможными металлическими штуками внизу, молниями и т.д. и т.п. Ботинки у меня на платформе были.

 

Сначала осознание того, что я – это я. С 14 лет я удивлял всё время всех. Это даже не эпатаж, это сущность, естество, так скажем. Какие комплексы могли быть? Никаких комплексов не было. Девочкам я всегда нравился, ещё не умея играть на гитаре. В пионерском лагере был самой культовой фигурой в глазах девчонок. Поэтому в этом плане у меня всё в порядке было всегда. Стало быть, и комплексов никаких не было.

 

Специфика той среды, в которой мы росли. Это улица Горького. Соответственно, она и тогда была такая "жиги-жиги", "кручёная". А сейчас-то там вообще кошмар, что творится. Одни проститутки да воры. Соответственно, у нас тоже компания была. Деньги-то надо было как-то зарабатывать. Мы вставали в очередь. Очередь начиналась в Александровском саду. Очень большая очередь. Какое-то время стояли. Потом между собой начинали говорить: "а билеты-то мы купили? Как не купили? А чего же мы тогда стоим? Надо бежать быстро за билетами". И люди, стоящие с нами в очереди, тоже без билетов все были и спрашивали на голубом глазу, потому что все в основном приезжие стоят в очереди, спрашивали: "Мальчики, какие билеты?" Я говорю: "Как, какие билеты? А видели вот этих двух дядек, которые на воротах стоят? Караул? Они-то как раз на штык билеты и накалывают". Они говорят: "И нам тогда купите". "Хорошо, давайте деньги". По 10, по 20 копеек собирали и растворялись. А я не был ни разу в мавзолее.

 

Работал я на двух, на трёх работах. Получал по тем временам хорошие деньги. За работу натурщиком, а этот труд приравнивался к труду сталевара, платили большие деньги. А поскольку я работал на блатном месте, потому что ко мне женщины в натурном отделе очень хорошо относились. Они меня пристраивали всегда на последний курс и на скульптуру. То есть, ты работаешь с одним человеком, всегда договориться с этим человеком можно было. И не работать. А получать деньги ежемесячно при этом. Но перед экзаменами, последний месяц, до синяков на пятках. Работал с греком, который все скульптуры свои увозил в Грецию. Он с меня лепил Персея, который отрубил голову горгоне Медузе. На его приусадебном участке стоит Персей с моим выражением лица.

 

Стал популярен в узких кругах, у меня там набралось уже в репертуаре порядка 20 песен, написанных мной. Соответственно, начались какие-то приглашения. Потом уже бурным цветом это расцвело после АЛИСЫ. В АЛИСУ вошёл когда, по Москве пошли "квартирники" один за одним. Это стало первым средством к существованию. Гитара начала кормить. Я её кормилицей и называл. Ситуация складывалась таким образом: естественно, хозяин квартиры получал что-то, получал человек, который это всё мутил (были персоны, которые организовывали квартирные сейшены), и получал я. Вот. У меня была такса 25 рублей. Потом начала она расти. Я ездил со своим импресарио, он получал деньги и уезжал с квартиры. Когда попадали мы на облавы, а такое бывало, то, соответственно, проверив, денег у меня не оказывалось. Собирались мы просто так, праздновать день рождения.

 

Я с детства любил кривляться перед зеркалом, надевая мамины парики. Матери парик одену, и там перед зеркалом вставал в различные позы. То с микрофоном, то с гитарой. Я проводил за этим занятием по нескольку часов ежедневно.

 

Потом уже я просто в 1985 году стал звездой и всё. Естественно, просто любопытство человеческое подогревало, чтобы, особенно в Москве, пригласить такого персонажа интересного, загадочного. Зелёный свет мне дал Майк в этот мир. И я этого никогда не забуду. Я скромно себя вёл, как подобает начинающему перед мэтром. Привёз портвейна, сели, попросил разрешения, он мне сказал: "Ну, пой". Я и спел. Выпили, поговорили о том и сём.

 

Я ездил в Питер долго, тусовался основательно. Плотно. И был на всех рок-фестивалях. Соответственно, на втором фестивале был такой день концертный, первая играла АЛИСА, вторая ЗООПАРК, третья АКВАРИУМ. Очень мощно. Посмотрев первое выступление, я для себя отметил: вот в этой команде я хотел бы играть. Не прикладывая ни малейшего усилия для этого, через полгода я появился через полгода по приглашению Славы Задерия. Это можно назвать чудесами, которые со мной происходят постоянно, а можно назвать просто счастливым стечением обстоятельств.

 

Мы начали делать песни, сделали программу. Она сразу покатила, то есть всем понравилось, что мы делаем. Сделали шесть песен. Сыграли их на фестивале. Соответственно, на следующий день мы стали знаменитыми. И через месяц сделали ещё одну программу новую. Ещё шесть песен. Мы играли по 15-20 минут в ту пору. Ещё в большее изумление привели всех. Вот и всё.

 

Я понял после первого выступления публичного с группой АЛИСА. Это было во Дворце Молодёжи, до фестиваля ещё. Мы были, конечно, не уверены. Мы очень дико мандражировали и поэтому напились перед выступлением. Миша упал со стула из-за барабанов. Но, невзирая на это, мы произвели фурор всё равно.

 

Пошла волна о том, что было круто по Санкт-Петербургу, и уже к фестивальному выступлению были очень сильно разогреты. Ждали с нетерпением нашего появления на сцену. А дальше пошло просто, как бум. Сошла снежная лавина, она долго трещала-трещала, не решалась, а потом она пошла, и процесс стал необратимым. Мы играли всё время после этого. И уже остановить это было невозможно. Остановить решили в 1987 году, инкриминировав мне фашизм, хулиганство, ещё "чёрта в ступе". Потому что шла разнарядка из обкома КПСС, что с этим явлением нужно кончать. Потому что процесс стал неуправляемым абсолютно у власть предержащих.

 

Это не прекращающееся шоу, которое творилось 24 часа в сутки. Мы долгие годы этого хотели, мы это получили, мы купались в лучах славы. Это были те медные трубы, через которые надо было пройти, преодолеть это всё. Там был в чистом виде диагноз "звёздная болезнь", конкретно. И со всеми вытекающими тяжкими. Мы всё время гуляли – "жги-гуляй" был девиз – и мы соответствовали полностью. В принципе, к этому и стремились. Всю предыдущую жизнь, пока не стали тем, кем стали, то есть Цой ¬– Цоем, я – Кинчевым, к этому стремились. Когда это произошло, это очень приятно.

 
Дата публикации: 19.03.2012;   Опубликовал alisafoto;   Кол-во просмотров: 1219
Новость была отредактирована пользователем kibitka 16.02.2017,
Причина редактирования: расшифровка
7 февраля 1999 - Концерт - Пермь - ДК Свердлова - «Солнцеворот»
11 февраля 1999 - Кинчев в эфире ТВ-программы «Старый телевизор» (НТВ)

 

 

НАВЕРХ