no©2000-2021 КиБиткА
Летопись Группы АлисА
Ваш логин:
Пароль:

 

Поиск:

 

27 февраля 2013 - Игорь Романов на радио "Фонтанка ФМ" представляет свой альбом "Паранойя"

Время: 20:00
Ведущая: Женя Глюкк

 

201302271

 

 

 

27 февраля 2013 - Игорь Романов на радио "Фонтанка ФМ" представляет свой альбом "Паранойя"

 

Расшифровка программы:

 

Ж.Глюкк: Чистая права, счастье есть! У нас в студии появляется Игорь Романов! Потрясающий совершенно музыкант, которого лично я обожаю. И у нас, можно сказать, такая традиция есть, когда Игорь Романо приходит в студию, то обязательно приносит новую пластинку по возможности…
И.Романов: Стараюсь.
Ж.Глюкк: …потому что это просто действительно вот приятно, что есть какие-то традиции. И сегодня мы встречаемся уже теперь на «Фонтанка ФМ». Как тебе здесь у нас? Скажи.
И.Романов: Добрый вечер всем. Чудненько, уютненько, столько фотографий. Я сижу, как в музее, рассматриваю всё, что у вас туту есть. И даже вижу своё фото.
Ж.Глюкк: Да! А то!
И.Романов: Шикарно.
Ж.Глюкк: Так что мы тоже соблюдаем традиции. Новая пластинка, давай о ней несколько слов сразу. Она ещё не вышла?
И.Романов: Да. Хотя у нас там на сайте Алисовском было написано, что она выходит в ноябре, но это не правильно сказали. Она записана была, она готова уже была где-то в октябре у меня. Но пока надеюсь, что весной мы всё-таки сдадим её.
Ж.Глюкк: То есть, чуть подождать?
И.Романов: Подождём, да.
Ж.Глюкк: Давай будем её эксклюзивно представлять прямо здесь, сейчас. Трек номер один, несколько слов.
И.Романов: «Ханой» называется. Это вступительный трек такой. И это мне напомнило почему-то Вьетнам или что-то, вот то, что у меня вышло. Знаешь, я вначале пишу музыку, а потом уже приходит название. Как её обозвать, вот эту всю музыку. Иногда складывается сразу, скажем так. «Паранойя» - это понятно, там тексты есть, да?
Ж.Глюкк: В этом плане ты действуешь, как композитор Дебюсси классический?
И.Романов: Да.
Ж.Глюкк: Он тоже, по-моему, сначала всегда музыку сочинял, а потом говорил: назову-ка я это «Послеполуденный отдых фавна».
И.Романов: Ну, похоже, что да.

[Звучит «Ханой»]

Ж.Глюкк: Игорь Романов у нас в студии. Замечательный, действительно, музыкант. Я считаю, вообще, лучший хард-роковый не только гитарист… не только Петербурга, но и России. А может быть, и мира, потому что ты так владеешь инструментом…
И.Романов: Ты меня перехваливаешь!
Ж.Глюкк: Нет, я не перехваливаю тебя. Это все говорят. И понятно совершенно, если бы, как Пушкин «чёрт меня дёрнул с моим умом и талантом родиться в России» - вот у тебя, может быть, родился бы не в России, я понимаю, в каких бы группах ты играл бы, например. Я сразу это понимаю, я понимаю, что сессионно поучаствовал бы просто очень много где. И знаешь, что ещё потрясающе? Что ты с одной стороны пользуешься… мы слово традиция, сказали в начале часа. Вот ты пользуешься, вроде бы, всем тем вот этим богатейшим и наследием, и традицией, и тем, как надо. И это всегда современно, и это всегда очень звучно, очень, действительно, нажористо и как-то так прямо вот взять хочется эту котле... Ты её чувствуешь, она прямо такая, прямо есть.
И.Романов: Ну, я стараюсь как-то и за современной музыкой следить, чтобы не играть в стилистике 70-х, чтобы это как-то звучало…
Ж.Глюкк: Нет, этого вообще нет.
И.Романов: …современно чтоб было и это я всегда слушаю музыку и смотрю, что вообще происходит в мире и чтобы я где-то был на уровне держался, а не то, что я когда-то там знаешь играл в траве у дома ду-ду-ду и вот это всё и играл бы одну эту байду.
Ж.Глюкк: Так всю жизнь, кстати, и можно. Помнишь, когда ты пришёл в студию с пластинкой «Зоофилические фантазии» и замечательная пластинка. Я её, кстати, обожаю и я её очень часто ставлю, потому что она с моей точки зрения, это потрясающий совершенно альбом. Так вот. Мы то ли чуть раньше, чуть позже того говорили, что кто-то там возрождался, ни то «Союз, ни то «Земляне». Ну, кто-то возрождался и тебе предлагали и звали, и ты сказал, что тебе не интересно, потому что это уже прошлое. И оно какое-то-нибудь, но не интересно.
И.Романов: Это уже ремейкчениство. Это не творчество, а более ремейкчениство. Ты играешь одни и те же песни постоянно, которым уже по 30 лет. Которые ты уже в своё время отыграл, уже подташнивает от них, а развития дальше нет никакого. Поэтому…
Ж.Глюкк: В то же время, когда тебя позвали в Алису, ты согласился. Потому что это совершенно другое что-то было.
И.Романов: Ну, конечно. Во-первых, давайте не забывать, что «Алиса» каждый год практически выпускает альбомы. И делает новые. Причём, в разной какой-то стилистике. Тоже там это отслеживается. Они все разные. Скажем, последний более хард-роковый, до этого были с электронщиной какие-то альбомы…
Ж.Глюкк: Я больше скажу. Когда ты приходишь в ту или иную живую группу, а АлисА – это очень живая группа, то ты даёшь ей свой звук.
И.Романов: Естественно.
Ж.Глюкк: На столько же, на сколько ты зависишь от группы, и группа зависит от тебя и с твоим появлением появляется новое звучание. И, может быть, такой даже другой вектор направленности.
И.Романов: Тут никуда от этого не деться. Да, когда приходит новый человек, он естественно… Скажем там, возьмём Оззи Осборна. Вот пришёл новый гитарист, чудная пластинка, мне очень нравится. Я не помню, как нового зовут гитариста. Он внёс такой… Такой классный гитарист. Суперски. Совершенно своё внёс в альбом, для меня был неожиданный альбом. Потому что я думал, ну, как всегда у Озика. Нет, тут он совершенно другой, такой модный по звуку и по звучанию неожиданный для меня. Мне он очень нравится.
Ж.Глюкк: А вот в этой пластинке. В твоей пластинке, не об Алисе сейчас говорим, а именно о тебе. Кто принимал участие? По какому принципу? Потому что ты всё можешь, в общем, сделать.
И.Романов: Не, ну, всё могу… Понимаешь, я же… Понятно, что я могу забить барабаны и сделать, но мне важно было, чтобы играл барабанщик. Барабанщик Андрюша Вдовиченко, который в Алисе там же играет. В основном всё мы делали с Димой Ослик Парфёновым. Забивал он. Все ремастинги делал и с компьютером он на «ты», я ещё так где-то на «вы» с компьютером. Я писал, конечно, дома гитары, сбивал все формы, но, естественно, барабанщик сыграет лучше. У него видение приавильное. Живой, нежели я там набью, понимаешь? Это всего.
Ж.Глюкк: При этом живой барабанщик, он даст этому дыхание. Мы с тобой об этом говорили, о том, что какой метроном в голове не стучи у человека, а у профессионала всегда этот метроном стучит, то всё равно это дыхание…
И.Романов: Драйв! Конечно.
Ж.Глюкк: Это как сердце. Оно тоже вроде правильно стучит.
И.Романов: Но оно другое, оно даёт движение.
Ж.Глюкк: И вот эти все ускорения, замедления у сердца тоже есть – это понятно. Но всё-таки какую-то часть времени оно существует не так, чтобы…
И.Романов: На басу вот играл Рома Невелев. Я считают замечательный бас-гитарист. Давно хотел его привлечь. Он же такой абсолютно… Ему тоже ничего не надо было объяснять.
Ж.Глюкк: Он теперь в ДДТ играет, знаешь?
И.Романов: Да. Я знаю. Мы пересекались. Я просто отправил ему треки вот эти все. Сказал: сыграй. Он потом прислал свои треки, мы свели.
Ж.Глюкк: Я между прочим тоже очень забавно, когда Рома Невелев приходил в студию ещё в качестве джазовых проектов. Ещё каких-то, ещё. И я понимала, что он будет, когда-то играть тоже в такой тоже группе…
И.Романов: В брутальной.
Ж.Глюкк: Да. Абсолютно я это понимала. Даже помню, как-то ему подсказала, но он на меня с недоверием посмотрел. И потом, когда группа ДДТ стала искать себе бас-гитариста, я помню, с кем-то мы тоже общались, да не с кем-то, а с Леной Вишней, которая PR-служба группы ДДТ. И она спросила, кто вот ищет сейчас. Я говорю: Рома Невелев у вас будет. В общем так получилось, что… Потому что… Понятно почему, потому что музыканты – они штучные в общем, не товар даже, а штучные люди.
И.Романов: Да.
Ж.Глюкк: И в Петербурге уровня, класса и мастерства несколько человек, мы можем их перечислить, в сущности. И у нас где-то так список из 30, может быть 50, персон получится.
И.Романов: Согласен с тобой.
Ж.Глюкк: Такой рок-музыки, которую могут в разных жанрах… и дальше уже просто выбор жанра идёт, кому что…
И.Романов: А Ромке, видишь, ничего не надо объяснять. Ты ему отсылаешь, и он сыграл всё правильно, он говорит: устраивает? Я говорю: да, Рома, спасибо! Вот это класс музыканта. И всё опять же видишь как делалось? Всё делалось… Один писал там, другой там. Потом это всё собрали и вот получилось.
Ж.Глюкк: Слушай, а великая вещь Интернет, да?
И.Романов: Да.
Ж.Глюкк: Как раньше-то вот?
И.Романов: Раньше приходилось посидеть, это всех собирать. Как раньше? Мы же писали предыдущие, первые альбомы – это же всё делалось. Но, хотя там есть свои прелести, потому что, когда ты вот этой группой играешь, другие мысли приходят. Всё-таки тут ты сбиваешь сам, ты один, а там иногда кто-то что-то ещё тебе подсказывает.
Ж.Глюкк: И мне знаешь, что ещё кажется? Что когда Интернет, все немножечко думают: ну, завтра сделаю. У нас же есть Интернет, в любой момент можно.
И.Романов: Есть и такое.
Ж.Глюкк: А тут ты уже понимаешь, что если ты не встретился в эту единицу времени, то всё. Потом не понятно, когда, как это? И поэтому все как-то. Ну, и плюс общение живое.
И.Романов: Конечно. Да. Это всё-таки другое. Там свои прелести. Тут да, это проще, конечно. Когда ты всё записал, потом собрали это всё, переписали друг другу, собрали и вот альбом готов.
Ж.Глюкк: Я ещё знаешь, почему обрадовалась, когда узнала, что ты пошёл в группу «АлисА»? Играть, работать. Можно так сказать? Работать гитаристом группы. Можно. Потому что это работа. Никто не говорил, что работу надо ненавидеть, это только у нас при совке считалось, что работа – это… Работу любить надо иначе зачем вообще…
И.Романов: Конечно.
Ж.Глюкк: Так вот. Я сразу поняла, как здорово, потому что у Игоря будет много времени, как ни странно это звучит, чтобы заниматься своим собственным творчеством. В том числе. Не потому что, группа АлисА не требует времени. Требует, конечно. И требует о-го-го как. Но также было совершенно чётко ясно, что как-то это совместиться. Потому что, знаешь, бывают, как сказать, руководители групп такие ревнивые, которым не надо. А здесь это не тот случай, поэтому было ясно, что твоё собственное творчество, оно будет жить.
И.Романов: Да. Поэтому, Костя и поёт, видишь, на альбомах. По песне, но распевает.
Ж.Глюкк: Да, это тоже здорово. Давай трек какой? Номер два заведём? Или скажи, какой ты хочешь?
И.Романов: Давай чего-нибудь весёленькое поставим. Там есть вот такая…
Ж.Глюкк: А предыдущая, я считаю, тоже весёленькое. Всё, что такое «О» - оно вроде.
И.Романов: Седьмой трек поставим, это «Кошки-Мышки», весёленькая такая. Ну, повеселее чуть-чуть. А потом уже послушаем чего-нибудь медленное.
Ж.Глюкк: Давай.

[Звучит «Кошки-Мышки»]

Ж.Глюкк: Я вот ещё хотела тебе, Игорь, сказать, что даже когда первое произведение звучало «Ханой», то там был такой момент, я сейчас впервые слушала, мне показалось, что вокал вступил, это твоя гитара так звучала. Представляешь! Ты мастер такого уровня, что ты действительно, когда говорят инструмент-голос и голос-инструмент…
И.Романов: Гитара должна разговаривать. Да. Тогда ты ей уже овладел. Если у тебя гитара разговаривает или поёт, вот тогда да.
Ж.Глюкк: А веришь, что я много музыки здесь послушала?
И.Романов: Ну, я не сомневаюсь.
Ж.Глюкк: Это я к тому, что получается, что вот этот звук дорогого стоит, что уж там.
И.Романов: Да. Люди идут долго к этому. Считается мастером на Западе, когда гитара говорит или поёт, а не просто что-то поливает или играет. Тогда это уже некий уровень. Как у Джефф Бека, скажем. Почему даже виртуозные гитаристы к нему, как к гуру ходят? У него гитара разговаривает.
Ж.Глюкк: У тебя ещё собственный стиль есть, если продолжать, чем ты отличаешься. Твой почерк гитарный можно сразу определить. Это Игорь Романов. Мне вот это тоже очень нравится, очень импонирует, потому что мне кажется, гитаристу это необходимо.
И.Романов: Конечно. Как вокалисту. То же самое.
Ж.Глюкк: Но вокалист, он волей-неволей имеет свой тембр природный.
И.Романов: Да.
Ж.Глюкк: Даже, если он не хочет его иметь. У него всё равно он есть.
И.Романов: Но не каждого ты можешь, согласись, узнать. Да? А когда поёт Род Стюарт, ты всегда узнаешь его.
Ж.Глюкк: Ну, Константина Кинчева я тоже узнаю.
И.Романов: Да. Его тоже можно. Это тоже дорогого стоит.
Ж.Глюкк: Но мне всегда казалось, что вокалист, да, он работает с голосом, он очень много делает, не каждого можно узнать, но всё-таки у него изначально, как говорится, повезло или не повезло. Гитарист – понятно, что тоже повезло или не повезло, но он, в сущности, может создать и дальше, мне кажется, технологическая пахота такая. Любого гитариста спроси на улице, мимо ходят тут люди с гитарами. Кто-то тут говорил, насчитал, просто проезжая вечером по Невскому, 45 человек прошло. Это часто, это нормально. Но спроси, сколь много времени они проводят с инструментом наедине, допустим, и выяснится, что оказывается на концерте больше. А я знаю, что ты, как говорится, впахивал и впахивал, потому что это жизнь и это…
И.Романов: А это необходимость. Это физика, во-первых, как у спортсменов. Это ещё и физика вдобавок ко всему. Ты хотя бы 2-3 часа должен в день поиграть. Ну, хотя бы 2.
Ж.Глюкк: Даже сейчас?
И.Романов: Даже сейчас, конечно. А вот смотри, я неделю не поиграю, у меня уже физика не та в пальцах. И вот то, что я там наяриваю, мне уже будет сложно сыграть, мне надо будет восстановиться хотя бы дня два-три. Сложно.
Ж.Глюкк: Там же ещё подушечки, вот это всё…
И.Романов: Ну, подушечки – это ладно – пальцы болят. А всё равно физика другая. Это как у спортсмена. Вот в этом чем-то мы похожи. Надо постоянно хотя бы физическую форму поддерживать. Если ты работаешь над какими-то произведениями, тогда понятно, ты там поддерживаешь. Но, а если не работаешь, то надо физику хотя бы поддерживать. Чисто в руках.
Ж.Глюкк: Расскажи, пожалуйста, как шла работа над пластинкой, которую мы сейчас представляем. И когда она выйдет в свет и как выйдет? Это будет интернет-релиз или ты хочешь напечатать традиционно? Как тебе хочется?
И.Романов: Не, традиционно, конечно, хочу, чтобы люди могли купить. И потом мы же ездим на концерты, у нас тоже возят атрибутику Алисы и прочее. Она может и там продаваться.
Ж.Глюкк: Да-да-да. Очень интересно.
И.Романов: Знаешь, проще это найти. Потому что я помню, что предыдущий, люди мне писали и говорили: а где, а где, как купить, а может наложенным платежом, где её найти? И хотелось бы, чтобы всё-таки все могли найти и купить. Те, кто хотят. А создавалась… Достаточно как-то с ней было сложно, потому что были ещё алисовские альбомы и не всегда хватало времени. Занимался, какие-то вещи делал, а они оставались, лежали в сокровищнице, в усыпальнице. Потом опять начинал работать. И потом уже как-то в какой-то Пост, по-моему, в том году что ли, я сказал, что всё надо собрать, сделать, чтобы альбом был готов. Так, где-то 2-2.5 года. Так, потихоньку я возвращался к работе, потом снова было не до этого. Но потом вот собрался всё-таки и родил.
Ж.Глюкк: Давай следующий трек поставим, следующую композицию. Что будет? Вот нам пишут тут: круто, рубит, отличная заруба. Про пластинку. В общем, да. Так и нужно говорить про таких мощных гитаристов. Что ставим?
И.Романов: Ну, давай «Воздух» поставим.
Ж.Глюкк: Номер какой? Скажи.
И.Романов: Девятый.
Ж.Глюкк: Завожу.

[Звучит «Воздух»]

Ж.Глюкк: Мы на «Фонтанка ФМ». У нас в студии Игорь Романов. Передают: Спасибо, «Воздух» - класс, огромные поцелуи шлют, про любовь… девушки, понятно, признаются в любви… соответственно, молодые люди, ну, или дядьки, говорят, что какая заруба. Всё правду говорят. Всё так и есть. Пластинку новую представляем. Как она называется?
И.Романов: «Паранойя».
Ж.Глюкк: А так спокойно называется…
И.Романов: Она так и называется «Паранойя».
Ж.Глюкк: Понятно. И, насколько я знаю, на этой пластинке есть не только инструменталы, но и песни тоже.
И.Романов: Да. Три песни записали.
Ж.Глюкк: А по какому принципу ты понимал, что должны быть песни?
И.Романов: А, знаешь, были написаны уже, просто песни лежали, я решил… вот в «Сновидениях», помнишь, там одну Костя спел?
Ж.Глюкк: Да.
И.Романов: Я решил так разнообразить, причём для разных людей совершенно вот… именно для них писать, чтобы это было в их стилистике, в которой они работают.
Ж.Глюкк: Кстати, у тебя это здорово получается. Я к тому, что у тебя уши такие продюсерские, золотые. И ты, по-моему, это всё очень чувствуешь. Я имею в виду, какую песню отдать тому или иному человеку.
И.Романов: Да. Конечно.
Ж.Глюкк: Кому она ближе. Не от балды.
И.Романов: Да-да-да. Не просто человеку дал: ну, вот на, пой. Нет. Я чувствую, что вот это вот его. Я хотел ещё, ты помнишь по «Союзу», ещё Валерке Горшеничеву, но чего-то так и не собрались, чтоб он спел ещё одну песню. Песня там была. Но чего-то мы не пересеклись, что-то не так и, в общем, мне надо было уже заканчивать альбом. И поэтому песен только три. А можно было больше. Можно было в принципе и несколько сводить.
Ж.Глюкк: А с другой стороны тогда бы не было твоих потрясающих инструменталов, которые тоже самоценны абсолютно. И если уйти с песен на искусство, тоже хорошо. Но это уже другое, нежели… мне вообще почему-то кажется, что у тебя со временем ты будешь уже подразделять: вот это, значит, вокальный альбом, это – инструментальный альбом. А может быть напротив сохранится вот эта традиция опять-таки… опять о традициях… что… на твоих инструментальных…
И.Романов: Ну, ты же понимаешь, что можно песню и сделать, в общем, инструментальной. Кстати, на каком-то из альбомов там сделал, была песня ещё с Ириной Гайдар тогда записана, и я её просто сделал инструментальную. Понимаешь? И получилось, по-моему, очень хорошо там. Была такая «Цвета чистого листа», а я её просто в альбом сделал, как инструментальную. Потому что и даже вот касаемо, если вспомнить, Джефф Бека, он много же играет и обработок там, Битлз играет, причём делает это классно. Понимаешь? И я посмотрел, я думал, что он автор, а оказывается у него своих композиций очень мало. Он кого-то переигрывает, вот делает, именно вносит, как гитарист, туда своё.
Ж.Глюкк: То есть, получается, если к классической музыке, такие вариации на тему так или иначе.
И.Романов: Да.
Ж.Глюкк: А у тебя даже какая-то композиция называлась «Вариации», я не помню на тему «Валенки» там что-то такое было.
И.Романов: Рапсодия там была какая-то, «Рапсодия» на «Зоофилических фантазиях».
Ж.Глюкк: Чего-то там было. Да. Я просто очень любила ставить эту пластинку всегда и в эфире сказала… вне эфире сказала Игорю и в эфире ещё раз повторю… что, когда мне нужно было доказать, когда этот вечный спор: русские играть умеют, не умеют, сравним с западным, ты-ды-ды… надо было что-то сделать, я сразу так искала, я шла к шкафчику в таком злом состоянии, искала пластинку Игоря Романова… Хоп так её, она у меня там уже заряжена вся… я её так ставила, трек номер неважно какой, ну чувствовала по настроению, медленный или быстрый… у меня только два было вопроса: сейчас медленный лучше или быстрый, в зависимости от того, что было до этого, что будет потом, уже какое там время дня… и, как говорится, втапливали и сразу всегда, всегда раздавался телефонный звонок: как это здорово! это кто это? где такая пластинка? И так далее. В общем, каждый раз один и тот же эффект на протяжении… знаешь, на протяжении 13 лет работы.
И.Романов: Вообще многие не знают, мы как-то с тобой на эту тему говорили…
Ж.Глюкк: Не знают – не хотят знать. И не могут знать.
И.Романов: Нет. Говорить, что у нас нет продюсеров, которые эту музыку хотят продвигать. Все норовят кого-то быстренько раскрутить, да, с песенкой там какой-то, а потом иметь бабки. А этой музыки, типа, да нет, у нас это не пойдёт. Ну, как не пойдёт?
Ж.Глюкк: Конечно, пойдёт.
И.Романов: Пойдёт. Надо заниматься просто и крутить.
Ж.Глюкк: Безусловно, пойдёт.
И.Романов: Тогда и народ будет ходить. На тысячные залы можно работать.
Ж.Глюкк: Можно очень. Особенно, если это соединять с видео инсталляциями, что не дорого. Особенно, если это соединять с какими-то ещё вещами. Это же вообще здорово. Вот Игоря Романова поставьте на сцену, поставить с аппаратурой… понятно, это денег стоит, если посчитать быстренько… экран сзади, идёт инсталляция. Всё! Уже всё произошло. Если ещё и с группой, опять всё понятно. Я не знаю, мне кажется, что здесь какие-то другие вступают в силу законы и выражения с нашей стороны. Потому что это, как сказать, это, конечно, должно быть. Потому что это и есть национальное достояние, если уж дальше идти. Есть у нас прекрасные совершенно… вот ты передо мной сидишь великолепно. Даже не надо много. Ты один – уже достаточно. То есть, я имею в виду, уже есть всё.
И.Романов: Слушай, ну, как пойдёт – не пойдёт, да?
Ж.Глюкк: Мальчишки бы сразу к этому тянулись. Понимаешь? Они и так тянутся, они видят тебя на сцене, в команде Алисы. Вот сейчас видят, до этого видели в других группах. До этого видели в хардовых, в любых совершенно клубах – всё равно видели тебя. И понятно, что тянулись, потому что, когда мальчишка лет 13-14-15-12, когда там это начинается, начинает искать, как бы ему поучиться играть на гитаре, он невольно начинает искать гитаристов, мастеров и понятно, что он смотрит видео, которое там и он ищет, а кто здесь и находит. И ты потрясающий совершенно музыкант, гитарист и так далее. И спасибо, что ты этим занимался всё это время, не смотря на то, что это было несильно-то популярно, как жанр.
И.Романов: В общем, да. Да. Видишь, у нас это не надо, хотя, слушай, я смотрю концерт Джо Сатриани в Индии. Казалось бы, да? Слушай, биток…
Ж.Глюкк: Да всё надо.
И.Романов: Оказывается, там тоже есть поклонники этой музыки. А чего говорить о нас?
Ж.Глюкк: Всё надо. Чуть расценки на рекламу снизить, чуть залы подешевле сделать и всё сразу надо всем быстро. Вот и всё. И дать ещё эфирное время по центральным телеканалам неважно когда.
И.Романов: Конечно, надо, чтобы кто-то занимался. Да.
Ж.Глюкк: Хоть в 6 утра. Знаешь, так просыпаться и сразу так включили.
И.Романов: Сразу «Паранойя» раз.
Ж.глюкк: Ставим, да?
И.Романов: Давай. «Паранойя». Поёт Коха, группа «Pushking». Шикарно, я считаю, спел эту песню. Красавец.

[Звучит песня «Паранойя»]

Ж.Глюкк: Вот такой вокал! У Кохи. Константин Шустарёв.
И.Романов: Шикарный.
Ж.Глюкк: Мы здесь, на «Фонтанка ФМ», и у нас Игорь Романов. Мы представляем пластинку, которая, кстати, так и называется «Паранойя». На пластинке инструменталов сколько примерно? Давай расскажем.
И.Романов: Ну, 11 вещей, значит 3 вокальные вещи и 8 инструментальных.
Ж.Глюкк: И 8 инструменталов. И инструментальные композиции будут ещё звучать, но также хочется ещё пройтись и по песням, потому что, действительно, в каждой пластинке Игоря присутствует несколько. Ну, кстати, они, по-моему, возрастают. Нет, они не возрастают по качеству. Потому что была пластинка, где ты пел, например.
И.Романов: Где это? Нет, первые мои были инструментальные просто.
Ж.Глюкк: Самые первые инструментальные, а потом ещё…
И.Романов: Потом Костя спел одну песню в «Сновидениях».
Ж.Глюкк: Костя спел и у тебя была ещё подборка, где в том числе была с вокалом, по-моему, и твоим тоже.
И.Романов: Нет. Не было.
Ж.Глюкк: Никогда не было? Ты вообще никогда не пел на пластинках?
И.Романов: Нет.
Ж.Глюкк: Подожди. У тебя там было где-то.
И.Романов: Нет. У меня, может быть, с Инессой когда-то мы записывали. С Инесской, да было записано. Но она отдельно была записана.
Ж.Глюкк: То есть, ты имеешь в виду, что это не нужно относить к твоим вот этим инструментальным…
И.Романов: Их можно относить, но я их не вставлял просто. Хотя у меня вот это всё лежит дома и может быть со временем я это как-то и перемастерю.
Ж.Глюкк: Просто для меня это уже в одно слилось, в бренд под названием «Игорь Романов».
И.Романов: Ну, это было да, с Инесской давно собирались. Я тебе это рассказвал. Встретил её где-то ещё в Ташкенте, мы собирались записать пластинку. Ну, не пластинку. Мы записали 8 треков.
Ж.Глюкк: А как ты относишься к своему собственному вокалу? Скажем так, его возможность присутствовать на будущих альбомах? Потому что есть гитаристы, великие гитаристы, вокалисты…
И.Романов: Ну, так попевают.
Ж.Глюкк: Попевают и ничего нормально…
И.Романов: Я не знаю зачем, когда есть люди, которые это делают лучше меня. Вот возьмём того же Коху, Костю. Там своё…
Ж.Глюкк: Слушай, я тебе больше скажу, что есть те, кто вообще петь не умеют и поют.
И.Романов: Ну, да. А зачем?
Ж.Глюкк: На этом уровне ты гораздо…
И.Романов: Это испортит пластинку, понимаешь?
Ж.Глюкк: Ты сейчас отвечаешь, как Чарли Чаплин, потому что я тут недавно ставила его музыку, потому что он же писал эту музыку к своим фильмам, как известно. И я нашла пластинку, где он, где также вокал его присутствует. Мне было интересно, какой же у него вокал. Знаешь, почему он не стал выпускать пластинки со своим вокалом? Хотя все ему предлагали, он, кстати, не плохо пел. Ну, то есть, по крайней мере я послушала, я бы сказала, что сейчас понятно, что никто сейчас так не поёт, а тогда тоже так нормально, вот на уровне того времени, так всё… Он сказал, что Синатра это делает лучше, а если я не могу лучше, чем Синатра, то зачем?
И.Романов: Вот собственно я тебе про это и говорю. Зачем на пластинке с достаточно сложной музыкой…
Ж.Глюкк: Я просто прекрасно понимаю, что, например, пишешь ты пластинку и так или иначе вот этот административный процесс, договорённости всё равно же это на тебе, да? С музыкантами там пообщаться, они друзья, всё равно это, позвонить, да? Всё хорошо, но всё равно пока он там приехал, пока смог не смог, вот это всё. А сам подошёл, спел, вроде всё уже и есть.
И.Романов: Ну, да. Упрощает задачу.
Ж.Глюкк: Конечно.
И.Романов: Но мне бы не хотелось так уж до такого примитивизма доходить, что проще спеть самому. Зачем? Я бы не спел так «Паранойю» никогда, понимаешь, как Коха это сделал. Тут он просто. Когда он прислал мне демо, ещё первое, говорит: ну, я записал вот. Я говорю: да супер. Ну, всё тогда, шлю треки. Причём сделал быстро это очень.
Ж.Глюкк: Ну, и Костя у тебя традиционно на пластинках. Кинчев, я имею в виду.
И.Романов: Да.
Ж.Глюкк: Наверное, мы сейчас такую песню и поставим.
И.Романов: «Пепел».

[Звучит песня «Пепел»]

Ж.Глюкк: Игорь Романов у нас здесь в студии. Продолжаем разговор и представляем сегодня пластинку, между прочим, не просто так сидим. Представляем пластинку под названием «Паранойя». Очередной инструментальный и не только. Но всё-таки я в первую очередь считаю эти пластинки инструментальными, конечно же.
И.Романов: Безусловно.
Ж.Глюкк: Потому что если даже песня присутствует, он всё равно, это вокально-инструментальная композиция.
И.Романов: Это отдых лёгкий от инструментальных запилов, скажем так.
Ж.Глюкк: А мне нравятся инструментальные запилы, я, вот например, не устаю. И знаешь, что ещё мне радостно? Что к инструментальной музыке пробудился интерес по сравнению с десятью годами назад. Это правда. Потому что, если раньше люди вообще не понимали, о чём это мы тут.
И.Романов: И зачем.
Ж.Глюкк: То теперь как-то они поняли, что музыка она бывает ещё и без текста.
И.Романов: Для меня это странно, ведь масса западных гитаристов играет.
Ж.Глюкк: Безусловно, но в России как-то так у нас вот это насаждение понятно чего и как, и вот эти все песни, про что опять понятно. Там всё время есть некий сюжет один и тот же. И вот в силу вот этого постоянного кручения-верчения, оно уже больше, чем квадрат, перерыв музыкальный, то уже люди нервничать начинают, что уже закончилось что ли или ещё будет?
И.Романов: Хватит пилить.
Ж.Глюкк: Это правда, хотя гитарное мастерство в то же время все способны оценить, о чём мы неоднократно говорили. Я желаю тебе следующей пластинки. Когда?
И.Романов: Ой, спасибо, Женечка. Ну, пока у меня что-то есть там, в сокровищнице, в усыпальнице, какие-то намётки, но я пока об этом ещё не думал. Дай Бог вот эту выпустить. Давай так пойдём, а потом уже будем думать над следующей.
Ж.Глюкк: А мы расскажем о том, когда она появится уже такая вживую, в коробочке, в конвертике.
И.Романов: Надеюсь, и тебе принесу уже в коробочке. У меня там картина очень красивая.
Ж.Глюкк: Это здорово. Потому что у тебя всегда на пластинках традиционно, очень они здорово оформлены, обычно либо картина, либо что-то такое очень…
И.Романов: Там прикольно, но ты можешь зайти ко мне на страничку Вконтакте, она есть.
Ж.Глюкк: А ты скажи всем.
И.Романов: «Игорь-Евгеньевич». Там есть у нас Вконтакте, какой-то левый человек открыл, просто «Игорь Романов» и всё. Это не я. Я, в связи с выходом альбома, наш директор говорит: ну, открой уже своё, там есть какой-то, но надо, говорит его задробить, не понятно, кто под твоим… причём, был не один, по-моему.
Ж.Глюкк: А под твоим, ещё и со всеми твоими данными в плане групп и так далее?
И.Романов: И там какие-то фотографии и всё, но, тем не менее, это не я. Я так долго терпел и в этом году я уже открыл Вконтакте свою «Игорь-Евгеньевич Романов». Вот это я. Там масса фотографий, там как раз и три песни, выложены у меня на страничке и вот альбом, каким он будет.
Ж.Глюкк: И ещё одной инструментальной композицией, так сказать, подопрём.
И.Романов: Вспомню Таиланд. Она называется «Симилан».
Ж.Глюкк: Я не хочу, честно скажу, с тобой расставаться, очень жаль, что час так пролетел. Приходи ещё.
И.Романов: Обязательно, Женечка. Вот выйдет и приду.

 
Дата публикации: 19.03.2013;   Опубликовал kibitka;   Кол-во просмотров: 1869

23 февраля 2013 - Перед началом концерта был показан промо-фильм "Для тех, кто свалился с Луны"
1 марта 2013 - В программе "За сценой" (Наше радио) репортаж о программе "ХХХ" и о новом альбоме

 

 

НАВЕРХ