no©2000-2020 КиБиткА
Летопись Группы АлисА
Ваш логин:
Пароль:

 

Поиск:

 

16 апреля 1994 - Концерт - Москва - ДК им.Горбунова - «Знай паскуда вольных»

199404161

 

199404161

 

Концерт памяти Чумы. Перед Алисой играет Ва-Банкъ.

 

 

 

полный и точный список песен этого концерта
 
Паскуда
Компромисс
Умереть Молодым
Белая невеста
Дурак
Атеист-твист
чёрная рок-н-ролл мама
Плохой рок-н-ролл
Волшебная скрипка (стих)
Чёрная метка
Красное на чёрном
Всё это рок-н-ролл
Нет Войне!
Спркойная ночь
Мы Вместе
 
На Бис
Новая Кровь
Эй, ты, Там, на том берегу...

 

Иван Киреев

 

 

 

16 апреля в ДК им. Горбунова на Филях пройдет единственный концерт группы "Алиса" в Москве. Шоу пройдет под названием "Знай, паскуда, вольных" и авторство этих слов принадлежит гитаристу Игорю Чумичкину, погибшему год назад.Эти же слова 6удут написаны на буклетах, майках, значках, которые предназначены для фэнов. В качестве разогревающего состава выступит "Ва-банкъ".

"Joker" (14 апреля 1994 г.)

 

 

199404161

 

 

Фотографии прислал: AlissA

 

 

 

Костя Кинчев: ДАЕШЬ АНАРХИЮ!

Герои рок-н-ролла летают на метлах", - сказал Костя Кинчев, скорее Бес, чем Бог, и в черный уик-энд пролетел над Горбушкой именно на этом средстве передвижения из гаража дворников и сторожей. 16 апреля "Алиса" и ее вернаяармия помянула гитариста Игоря Чумичкина (Чуму), погибшего год назад, а заоднои Курта Кобейна, Виктора Цоя, Майка Науменко и всех тех, кого уже с нами нет, независимо от их, статуса в табелях о рангах: солдатов рок-н-ролла или мирных жителей рок-н-рольныхдеревень.
ОМОН был в полной боевой готовности (автоматы-дубинки-шлемы-командиры). Алисоманы - в полной боевой раскраске. Они колотились у входа в Горбушку, слаженно скандируя: "Кос-тя! Кос-тя!". В самом зале народ разве что не висел на потолке. Мстительно подумалось: "Отцов города бы сюда, пообщаться с молодежью".
Первым играл многостилевой "Ва-Банкъ". Понравилась "Нас утро встречает прохладой", исполненная в уверенной тяжелой манере больного паранойей(общества). Но весело-похоронный рэп со словами: "Я ненавижу "Ва-Банкъ" и дешевым приемчиком разжигания страстей у публики при помощи строчек типа: "Я люблю Алену Апину, я люблю Кобзона" поставил правильность изначального впечатления под сомнении. Все-таки смесь хард-панк-трэш-гранжа, впрыскиваемая в вены публики, довольно ядовита и ядрена, а синхронность попадания по двум баранам в целом средней степени приличности. Но и на том спасибо.
Кинчев - не Паваротти. Не Бетховен. Не Пушкин. Кинчев командир. Дирижер. Генератор энергии. Ловец и пастух душ, елки зеленые. Зал пел вместе с ним. Жил вместе с ним. Любил Костю, как должно любить (но уже не любят) родного папу и родную маму. "Кровь! Кровь! Новая кровь!" - довела публику до экстаза. Не надодумать, что они (эти "маргиналы" по-научному) ничего не понимают. Если даже сразу и не "въезжают" разумом, то чувствуют сердцем это точно... Хорошо поставленным голосом Кинчев читает ИМ (!) Гумилева. "Волшебную скрипку". За Гумилевым сумасшедшая "Черная метка" о всех нас, бывших, настоящих и будущих. Одноименная композиция, предложенная ранее группой "Ультра", кажется до безобразия примитивной. По крайней мере, на сегодняшний день.
Конечно же, звучала "Красное на черном"... Балкон, резонируя, ходил ходуном, пот тек по лицам и спинам. Дышать было нечем и незачем, инфернальный рок "Алисы" торжествовал. За спиной Кинчева похаживал и поигрывал на гитарекоррозийный Боров, который все больше напоминает кота, самостоятельно гуляющего, где только душа его пожелает. Самойлов-Нефедов-Шаталин (Шаттл) делали свое дело, как полагается - по-черному.
Кинчев (со сцены): "Нам не нужен коммунизм!!! Нам не нужен фашизм!!! Да здравствует Анархия!" (Бакунин и Кропоткин переворачиваются в гробах.) Зал: "А-а-а-а-а!!!"
Наверно там, куда поторопились уйти Чумичкин, Башлачев, Кудишин, Цой, Моррисон, Хендрикс и остальные, тоже слушали этот концерт. Хотя организаторы о такой потусторонней трансляции не договаривались...
21.00. Опять шлемы-авгоматы-дубинки-командиры у Горбушки. Отрыжка тоталитарного рэпа. "Если через пять минут не очистите площадь, мы будем действовать!" говорит в мегафон офицер. Война стражей порядка с армией "Алисы"... Говорят,серьезных ушибов и раненых нет. Высадили две двери. Надо сделать специальные бутафорские створки, которые положено ломать на рок-концертах и торжественно водворять на место на следующий день...
Возвращаемся дружно на метро. В одном вагоне с "армией". Цивилы заочно пугаются и растворяются в атмосфере. На стекле вагонного окна надпись гвоздем: "Смерть машинистам! Смерть папикам и мамикам!" И звезда сами знаете, какая...

Маргарита ПУШКИНА ("Московский Комсомолец", 20 апреля 1994 г.)



Статьи: Denniel Palmer

 

 

 

199404161

 

"КОСТЯ КИНЧЕВ: ДАЕШЬ АНАРХИЮ!":

 

"Герои рок-н-ролла летают на метлах", - сказал Костя Кинчев, скорее Бес, чем Бог, и в чёрный уик-энд пролетел над "Горбушкой" именно на этом средстве передвижения из гаража дворников и сторожей. 16 апреля 1994 "АЛИСА" и ее верная армия помянула гитариста Игоря Чумычкина (Чуму), погибшего год назад, а заодно и Курта Кобейна, Виктора Цоя, Майка Науменко и всех тех, кого уже с нами нет, независимо от их, статуса в табелях о рангах: солдатов рок-н-ролла или мирных жителей рок-н-рольных деревень.

 

ОМОН был в полной боевой готовности (автоматы-дубинки-шлемы-командиры). Алисоманы - в полной боевой раскраске. Они колотились у входа в "Горбушку", слаженно скандируя: "Кос-тя! Кос-тя!". В самом зале народ разве что не висел на потолке. Мстительно подумалось: "Отцов города бы сюда, пообщаться с молодежью".

 

Первым играл многостилевой "Ва-Банкъ". Понравилась "Нас утро встречает прохладой", исполненная в уверенной тяжелой манере больного паранойей (общества). Но весело-похоронный рэп со словами: "Я ненавижу "Ва-Банкъ" и дешевым приемчиком разжигания страстей у публики при помощи строчек типа: "Я люблю Алену Апину, я люблю Кобзона" поставил правильность изначального впечатления под сомнении. Все-таки смесь хард-панк-трэш-гранжа, впрыскиваемая в вены публики, довольно ядовита и ядрена, а синхронность попадания по двум баранам в целом средней степени приличности. Но и на том спасибо.

 

Кинчев - не Паваротти. Не Бетховен. Не Пушкин. Кинчев - командир. Дирижер. Генератор энергии. Ловец и пастух душ, ёлки зелёные. Зал пел вместе с ним. Жил вместе с ним. Любил Костю, как должно любить (но уже не любят) родного папу и родную маму. "Кровь! Кровь! Новая кровь!" - довела публику до экстаза. Не надо думать, что они (эти "маргиналы" по-научному) ничего не понимают. Если даже сразу и не "въезжают" разумом, то чувствуют сердцем это точно... Хорошо поставленным голосом Кинчев читает ИМ (!) Гумилева. "Волшебную скрипку". За Гумилевым - сумасшедшая "Чёрная метка" о всех нас, бывших, настоящих и будущих. Одноименная композиция, предложенная ранее группой "Ультра", кажется до безобразия примитивной. По крайней мере, на сегодняшний день.

 

Конечно же, звучала "Красное на чёрном"... Балкон, резонируя, ходил ходуном, пот тек по лицам и спинам. Дышать было нечем и незачем, инфернальный рок "АЛИСЫ" торжествовал. За спиной Кинчева похаживал и поигрывал на гитаре "коррозийный" Боров, который все больше напоминает кота, самостоятельно гуляющего, где только душа его пожелает. Самойлов-Нефедов-Шаталин (Шаттл) делали свое дело, как полагается - по-черному.

 

Кинчев (со сцены): "Нам не нужен коммунизм!!! Нам не нужен фашизм!!! Да здравствует Анархия!" (Бакунин и Кропоткин переворачиваются в гробах.) Зал: "А-а-а-а-а!!!"

 

Наверно там, куда поторопились уйти Чумычкин, Башлачёв, Кудишин, Цой, Моррисон, Хендрикс и остальные, тоже слушали этот концерт. Хотя организаторы о такой потусторонней трансляции не договаривались...

 

21.00. Опять шлемы-автоматы-дубинки-командиры у "Горбушки". Отрыжка тоталитарного рэпа. "Если через пять минут не очистите площадь, мы будем действовать!" - говорит в мегафон офицер. Война стражей порядка с армией "АЛИСЫ"... Говорят, серьёзных ушибов и раненых нет. Высадили две двери. Надо сделать специальные бутафорские створки, которые положено ломать на рок-концертах и торжественно водворять на место на следующий день...

 

Возвращаемся дружно на метро. В одном вагоне с "армией". Цивилы заочно пугаются и растворяются в атмосфере. На стекле вагонного окна надпись гвоздем: "Смерть машинистам! Смерть папикам и мамикам!" И звезда - сами знаете, какая..."

 

Маргарита Пушкина
"Московский Комсомолец", 20.04.1994

 

Статью прислал: Дмитрий Фан Крот

 

 

 

199404161

 

199404161

 

199404161

 

199404161

 

199404161

 

199404161

 

199404161

 

Фотографии: Дмитрий Фан Крот

 

 

 

199404161

 

199404161

 

Фотографии: Дмитрий Зайцев

 

 

 

199404161

 

"ПУТЕШЕСТВИЕ ИЗ ПЕТЕРБУРГА В МОСКВУ
ИЛИ КОЕ-ЧТО О 8 КОНЦЕРТАХ И 26 РОК-ГРУППАХ"

 

К концу недели в ДК Горбунова, с подачи фирмы "Fee-lee", "Алиса" и "Ва-банк" отыграли концерт памяти алисовского гитариста Игоря "Чумы" Чумычкина, трагически погибшего год назад. "Знай, паскуда, вольных!" (Прим. 16.04.1994). Филевцы убрали весь стоячий партер и не ошиблись: горбушка была полна алисоманами по горлышко! Порой юпитеры выхватывали этот ковер голов и рук, делающих "козу" и одним голосом скандирующих: "Костя, мы вместе!".

 

Ва-банки после моего любимого акустического альбома "Ва-банкъ" на кухне" сыграли нечто панковско-антистеблишментовое, приправив это большим азартом и драйвом, плюс новым звучанием, чем доказали, что "Ва-банкъ" жив и музыкально прогрессирует. И сейчас это одна из интереснейших и сильнейших команд России.

 

Доктор, обливаясь и сверкая потом, от чего казался удачно найденным персонажем какого-нибудь видео-хита, остался верен самому себе: он снова утроил театрализованный сейшен и больше часа расплескивал в зал свою неуёмную энергию, с удовлетворением наблюдая, как фаны впивались в его облик и слова. Он управлял залом, как удав кроликами.

 

На сцену Кинчев вывел легендарного Борова. А где-то среди зрителей тусоввлись Гарик Сукачёв, Сергей Галанин и Рушан Аюпов (все — экс-"Бригада С"), известный питерский фотограф Наташа Васильева.

 

Сергей ШАПРАН
газета "Знамя юности" (Минск), 12.09.1994

 

Статью прислал: Пётр Правозащитник

 

 

 

199404161

 

М.БАГРАТИОНОВСКАЯ, ДАЛЕЕ ПЕШКОМ…

 

Брянск, октябрь 2009 года. Вечер, темнеет. Я возвращаюсь из Брянского цирка, с концерта группы «Алиса». По дороге попадается небольшая группка наших местных фанатов, жарко обсуждающих увиденное, услышанное, и всё, что около того.
- «Погон» сегодня было просто до фига! Нет, реально до фига «погон» было! – возбуждённо повторяет один из них.
Я усмехаюсь. Ребятушки, вы не знаете, что такое «много «погон». Много «погон» - это…

 

…Москва, 16 апреля 1994 года. ДК имени Горбунова, знаменитая «Горбушка». «Алиса» даёт концерт под названием «Знай паскуда вольных». Год назад погиб гитарист «Алисы» Игорь Чумычкин. От наркоты погиб. Кто-то говорит – выбросился из окна, кто-то добавляет более жуткие подробности. Концерт посвящен его памяти.

 

На разогреве – не кто-нибудь, а «Ва-Банк»! Это вам не баран чихнул!

 

Я опаздываю. Влетаю в парк буквально за 5 минут до начала концерта. Влетаю – но вскоре недоуменно останавливаюсь. На площади перед клубом беснуется толпа. У входа – милицейская цепь – как водится, в «сферах», со щитами и дубинками. На концерт не пускают.

 

На то, чтобы понять, в чём дело – уходят считанные секунды. Картина маслом: наверняка кто-то из, хм, «юных бунтарей» привычно возопил: «Менты – козлы!».

 

Менты обиделись. Сильно. И просто тупо перекрыли вход.

 

Идёт позиционная война. Бойцы «Армии АлисА» напирают, пытаясь прорвать кордон. Но в воздух синхронно взлетают дубинки – и начинается шустрое тактическое отступление.

 

Так продолжается несколько минут. Ситуация заходит в тупик – но тут появляется сакральная жертва, еще один юный бунтарь. Бунтарь уже научился пользоваться верхними конечностями, чтобы удерживать «косяк» и бутылку – но еще не привык твердо стоять на ногах, и не избавился от рудимента в виде хвоста. За который и был прихвачен проворным правоохранителем. Начинается «зверячче побиття онижедетя», ночной кошмар прекрасноликих правозащитников: удар дубиной по животу – несчастный неформал сгибается. Удар с обратной стороны – разгибается. И так несколько раз. При всём трагизме происходящего возникает несерьёзная ассоциация с традиционной русской игрушкой «Мужик и медведь». В которой милиционер играет одновременно и за мужика, и за медведя, а неформал – за наковальню. Вниз-вверх, вниз-вверх…

 

…Буквально через пару лет мой дорогой учитель Арсен Георгиевич растолковал мне, в чём был прикол этих «сгиб-разгибов». Оказывается, при ударе по печени или по почкам болят не внутренние органы. Болят сжавшиеся в спазме мышцы живота или спины, пытающиеся таким образом прикрыть, уберечь пораженные места. Поэтому если человека ударили по печени – нужно крепко хлестануть его ладонью по спине, переключая внимание. Мышцы живота расслабятся, боль утихнет. После удара по почкам – наоборот, нужно хлестануть по животу. Это опробовано, это работает. Пользуйтесь, не благодарите…

 

…Толпа затихает настороженно. Расправа эффектна и убедительна. Получать дубиной по хребту больше не хочется никому.

 

Как водится, суровые мужские разборки прекращают «красны девицы» (в смысле, раскрашенные в стабильно-актуальное «красное и чёрное», не хуже милых нашим сердцам индейских вождей).

 

- Мальчишки, ну прекратите же!!! Дайте пройти на концерт!!! – ввинчивается в апрельский воздух высокий девичий крик. «Мальчишки» с обеих сторон слегка «зависают» - потому что непонятно, кто именно должен что-то «прекратить».

 

Пользуясь возникшей паузой, ко входу устремляется небольшая стайка девчонок. За ними опасливо следуют наименее радикализованные парни. Следом увязываюсь и я. На удивление, нас пропускают без единого удара.

 

Зато на входе шмонают исключительно жёстко. Я начинаю нервничать – не заставили бы разуваться. За голенищем у меня спрятаны некоторые спорные вещи, так необходимые в Москве 90-х годов ХХ века. Нет – обошлось.

 

Вечно заполненный орущей толпой вестибюль непривычно пуст. А стены дворца уже сотрясаются под мощным акустическим напором «Ва-Банка».

 

...А.Ф.Скляр тогда был, как говорится, в творческом поиске – и «Ва-Банк» от уютного лампового альбома «На кухне» резко перешел к модному в те времена жёсткому «альтернативному року» («альтернативе»). Мне всё это было совсем чуждо (кто бы мог подумать, что со временем этот бритый сухощавый мужик станет одним из моих любимых персонажей в мире русской музыки). Но - спасибо нашей родной милиции – оказалось, что практически вся «альтернативная программа» была отыграна, и я подоспел к тому моменту, когда Скляр пел старую добрую песню «На даче». Про то, как хорошо поехать с друзьями на дачу, прихватив побольше водки, пива и «травы» – не жизнь, а сказка же!

 

…Завершается выступление кавером старой песни Майка Науменко «Так надо!». Песня жёсткая и угрюмая, надолго, как говорится, «врезавшаяся». Во время её исполнения музыканты «Ва-Банка» понимают, что что-то идёт не так. «Разогрев» уже практически завершён – а заполнена хорошо если половина зала. И тогда начинается импровизация. Есть в песне куплет, который завершается словами «Я ненавижу Ва-Банк!», а перед этим А.Ф. «признаётся в любви» деятелям непотопляемой российской эстрады. В студийной версии «немножко любви» досталось лишь четверым достойным – Ладе Дэнс, Лике Стар (вообще кто-нибудь ещё помнит, кто это такие???), а также группам «Кар-Мэн» и «Любэ». Но на концерте, чтобы потянуть время, «банкиры» перечислили, наверно, всю отечественную попсу поимённо. Почему-то больше других запомнилась «Алёна Апина» - но Алла Борисовна, Кобзон, Леонтьев тоже были помянуты незлым громким словом.

 

Призывание этих могущественных демонов сработало – и в зал, наконец, ворвались большие батальоны «Армии АлисА».

 

«Ва-Банк» со вздохами облегчения покидает сцену – и появляются, как говорится, «доктор Кинчев со товарищи». Начинают с места в карьер, с заглавной песни про паскуд и про вольных. Драйв, конечно, дикий. Сильно сдаётся мне, что не все музыканты перед концертом избежали употребления некоторых специфических веществ. Но в тот раз, видимо, так было надо.

 

Место Чумычкина занял Сергей Высокосов, «Боров» из «Коррозии металла». Песни «Паскуда» и «Черная метка» - это как раз его с Чумычкиным творчество. Про Борова я знал только, что женат он на Наталии Медведевой. А та в своё время была замужем за Эдичкой Лимоновым. А уж про того вся страна в основном знала только про то, как он на Манхэттене неграм оральные услуги оказывал. Какая страна – такие и герои, чего уж там.

 

…Сейчас-то всё поменялось уже раз сто. И Боров сидит где-то глубоко в подполье, и Медведевой давно уже на свете нет, и Лимонов из эпатажного Эдички превратился в уважаемого деда Эдуарда Вениаминовича. Всё, короче, проходит – и это тоже пройдёт…

 

Ну да ладно, вернёмся в зрительный зал «Горбушки». Накал быстро доходит до каких-то немыслимых градусов. Толпа орёт, визжит, свистит, хрипит. Все заведены, все безумствуют…
И тут, внезапно, Кинчев командует: ТИХО!!!
И читает Гумилёва, «Волшебную скрипку». «Милый мальчик, ты так весел, так светла твоя улыбка…». И так до конца, до –
«На, владей волшебной скрипкой,
ПОСМОТРИ В ГЛАЗА ЧУДОВИЩ
И погибни славной смертью,
страшной смертью скрипача!»

 

В тот раз я, наверно, впервые увидел, что означает старый ушуйский принцип «Покой в движении – и движение в покое». Это когда вся толпа стоит неподвижно, буквально вцепившись взглядами в чтеца – а внутри всё вращается и крутится, настолько зримо, что можно прикоснуться рукой – и почувствовать этот бешеный торнадо.

 

… Толпа оживает и взрывается. Наконец-то звучат родные и любимые «Красное на чёрном», «Всё это рок-н-ролл» и начинающая помалу, но уверенно входить в концертный репертуар группы «Спокойная ночь» Цоя.

 

Концерт подходит к завершению. Внезапно включается моя чуйка – и я понимаю, что пора валить. В те времена я никогда не задумывался, почему именно «пора», рефлексия в России 90-х была лишней вещью. Надо – значит надо. Быстро ухожу из зала.

 

По пути к метро понимаю, что всё самое интересное, возможно, только начинается. По парковой тропинке стадом бешеных носорогов несётся отряд ОМОНа. Хрустальная весенняя тишина безжалостно расколота топотом грубых армейских «берцев» и затейливыми многоэтажными матами. Юные бунтари испуганными мотыльками разлетаются с дороги. Я с безопасного расстояния провожаю отряд задумчивым взглядом. В голове крутится незабвенное «У носорога очень плохое зрение – но это не проблемы носорога».

 

У парковых ворот понимаю причины стягивания «тяжёлых» к эпицентру мероприятия. Через забор переваливается плотная толпа то ли гопников, то ли алисаманских резервов, вооруженных самыми разнообразными кольями и прочими деревянными предметами…

 

…О том, чем кончился тот замес – я узнал много позже, из небольшой заметки известной в то время журналистки по имени Маргарита Пушкина. «Опять шлемы-автоматы-дубинки-командиры у Горбушки. Отрыжка тоталитарного рэпа. «Если через пять минут не очистите площадь, мы будем действовать!» говорит в мегафон офицер. Война стражей порядка с армией «Алисы»... Говорят, серьезных ушибов и раненых нет. Высадили две двери».

 

Стало быть, обошлось…

 

Александр Норинский

 
Дата публикации: 01.04.2010;   Опубликовал Из архива сайта на 01.04.2010;   Кол-во просмотров: 2477
Новость была отредактирована пользователем kibitka 14.08.2019,
Причина редактирования: воспоминания
5 апреля 1994 - Уфа - На строительной площадке клуба "ТРЗ" проходят съёмки клипа «Паскуда»
28 апреля 1994 - Облом - Санкт-Петербург - «Балтийский дом» - «Знай паскуда вольных»

 

 

НАВЕРХ