no©2000-2020 КиБиткА
Летопись Группы АлисА
Ваш логин:
Пароль:

 

Поиск:

 

25 октября 1994 - К.Кинчев в эфире «Радио-1. Петроград», программа «Русский Рок»

199410251

 

ROCKFUZZ №18, январь 1995

 

 

 

ИНТЕРВЬЮ НА РАДИО-1

 

Расшифровка:

 

В прошлом номере RF вы могли прочитать интервью с Борисом Гребенщиковым, прозвучавшее на волнах "Радио-1" в программ "Русский Рок" (по средам в 22.00, ведущие — Валерий Жук и Александр Устинов). В этот раз вы можете видеть интервью с другим "гранд-мастером" — Константином Кинчевым. Разговор посвящен был двум крупным датам в жизни АЛИСЫ — десятилетию группы и выходу альбома "Черная метка".

 

Радио-1: Остались ли какие-нибудь веселые воспоминания о записи 'Черной метки"?

 

Константин Кинчев: Все, наоборот, давалось с трудом. Наверное, какие-то хохмы были, но они не отложились мне в сознание. Мы начали писать на ВПТО "Видеофильм", потом, может быть это и смешно, пришли автоматчики и просто всех выгнали и опечатали студию. Оказывается, это были разборки на уровне Госкино и "Видеофильма", они отсуживали друг у друга аппаратуру. Соответственно, мы оказались крайними, пришлось нам перебраться на студию "SNC", а поскольку мы там не были в плане, приходилось писаться по ночам, в свободное время. Когда нас уже достала такая работа, мы перешли на третью студию, которая называлась "Студия Веселых Ребят". Там наверху, к сожалению, еще какие-то организации находятся, постоянно шел какой-то ремонт и все время работали отбойные молотки. Поэтому мы вздохнули свободно, только когда перекочевали из России в Германию (альбом мы сводили в городе Кёльне), там уже началась настоящая оттопырка.

 

Р1: Сколько времени заняла запись?

 

КК: Начали мы писать в декабре прошлого года. Почти что год.

 

Р1: Вокал отведен на задний план специально?

 

КК: Мне было интересно работать с немецким продюсером, поскольку я считаю, что у нас еще профессии продюсера в принципе нет. В отношении голоса я доверился ему — я считаю, что если берешь продюсера — надо работать, чтобы концепцию звука строил он. И он решил, что место моему вокалу именно там, где он находится.

 

Р1: У тебя не было с ним "камней преткновения"?

 

КК: Мы спорили по поводу песни "Умереть молодым". Мы ее сами свели, поскольку там мне нужен был дикий саунд, как бы рваный, истеричный, а объяснить ему, что в России истерика передается именно в таком грязном балансе гитары, голосов и других инструментов, было сложно. Поэтому мы свели песню сами, а он кричал: "Шайзе! Шайзе! На фига вы приехали сюда, если сводите так, как в России?" Но это касалось одной песни, все остальное меня устраивало.

 

Р1: Десять лет в АЛИСЕ происходят смены состава. Вот, в частности, Андрей Шаталин пришел-ушел, ушел Андрей Королев. С чем это связано?

 

КК: Я не знаю, это, видимо, связано с жизнью, т.е. люди на определенном этапе меняются, это свойство каждого человека. Как с женщинами у нас бывает — все с кем-то расстаются, с кем-то новыми встречаются, видимо, у АЛИСЫ то же самое происходит. Королев занялся сольным проектом, и я рад тому, что ему нравится этим заниматься. Шаталин? Ну, фамилия у него Шаталин. "Шаттл" — "Космический разведчик".

 

Р1: Нам сообщили, что в аптеках продаются секс-крема: "Мы вместе!" и "Энергия".

 

КК: Это замечательно. Мистическим образом АЛИСА знает секрет вечной потенции и нашептывает на ушко тем, кто выпускает эти кремы, как спасти человечество от затухания и вырождения. Поэтому АЛИСА молодец, она очень умная девчонка.

 

Р1: "Для тех, кто свалился с Луны" записан в совершенно другом саунде. С чем обязано "утяжеление"?

 

КК: Если ты внимательно послушаешь все наши альбомы, они абсолютно различны. Суть в том, что мы не занимаемся музыкой в общепринятом понимании этого слова. Мы самовыражаемся таким образом и отмечаем какие-то отрезки нашей жизни, времени посредством всевозможных пластинок или компакт-дисков. Человек и на дню может меняться несколько раз — из хорошего настроения он может взять и обломаться, стать расстроенным, потом может просто вспылить, нахамить, кому-то дать в рог, после этого опять радоваться. Поэтому и звук такой. "Черная метка" — то состояние, по-видимому, в котором мы пребывали этот ближайший год.

 

Р1: Но все-таки это мода — увлечение гранжем?

 

КК: А я гранжем вообще не увлекаюсь. Гранж очень быстро прошел для меня. Был момент, когда мне нравилась и NIRVANA (она мне нравится и до сих пор), ALICE IN CHAINS и SOUNDGARDEN. Но для меня гранж — все команды одного альбома. Есть альбом, один, который мне нравится, а когда слушаешь второй, третий, уже абсолютно не интересно. Что касается моды, я не знаю, что такое мода. Это, видимо, когда вдруг ты заиграл ту музыку, после которой на тебя валом повалил народ. Я не вижу этой тенденции, чтобы у меня расширялась аудитория. Как были в течение 10 лет подростки 15-17 лет, так и остались. Мы взрослеем, стареем, а публика остается той же самой. Я считаю, что это абсолютно правильно и нормально.

 

Подготовил Алексей БУЦАЙЛО

 
Дата публикации: 01.04.2010;   Опубликовал Из архива сайта на 01.04.2010;   Кол-во просмотров: 997
Новость была отредактирована пользователем kibitka 28.06.2017,
Причина редактирования: статья
конец октября 1994 - Кинчев в программе "Кафе Обломов"
28 октября 1994 - Концерт - Санкт-Петербург - ДС «Юбилейный» - «10 лет чёрно-красного угара»

 

 

НАВЕРХ