no©2000-2020 КиБиткА
Летопись Группы АлисА
Ваш логин:
Пароль:

 

Поиск:

 

март 1997 - Выходит статья «Постоянный Кинчев»

199703051

 

199703051

 

199703051

 

ПОСТОЯННЫЙ КИНЧЕВ

 

Большая немецкая овчарка встретила нас дежурным лаем. Собаку удерживала Саша из-за спины которой выглядывали дети. За ними стоял Кинчев. Семья. Пока фотограф снимал Кинчева, мы с Сашей пили на кухне кофе. Я знала, что на сегодняшний день мы были третьими, кто пришёл «за интервью». Поинтересовалась, о чём спрашивали. «Да обо всём. Даже почему-то узнавали, умеет ли Кинчев выпиливать лобзиком по дереву». Я поняла, что после этого беседовать будет достаточно сложно.

 

МУЗОБОЗ: Костя, расскажи что-нибудь интересненькое про свою семейную жизнь.

 

Константин Кинчев: Чудесный вопрос. Саш, расскажи что-нибудь интересненькое... Безумная жизнь. Вся на пределе, на грани, и всё время ощущение готовой порваться струны.

 

МО: Это состояние души?

 

КК: Это наше семейное состояние. Да, Саша?

 

Александра Панфилова: Да, Костя.

 

КК: В этом состоянии тяжело, но приятно находиться.

 

АП: Ощущение жертвы и палача ододновременно.

 

МО: По-другому не получается или не хочется?

 

КК: Видимо, скучно.

 

МО: А к душевному покою не стремитесь?

 

КК: Дома, конечно, хотелось бы. Но я и дома пульсирую.

 

МО: Мне казалось, что для большинства мужчин идеал дома — это берлога, куда можно прийти зализывать раны.

 

КК: Таким должн быть дом холостяка. Семья - это та же арена, поле битвы.

 

МО: Значит, тебя это устраивает...

 

КК: Устраивает. Мне нравится моя семья.

 

РАССКАЗЫВАЕТ АЛЕКСАНДРА ПАНФИЛОВА
Мы встретились в гостях, куда все приходили посмотреть видео. Это было... Уже не помню когда, наверное, лет десять назад. Кинчев мне категорически не понравился. Он не здоровался, не представлялся, и вообще был какой-то... Я, конечно, отметила кривизну его ног (мне всегда нравились мужчины с кривыми ногами) — но не более. Потом меня пригласили на концерт «Алисы». Я пошла, послушала и поняла, что это очень талантливый человек. «Ну и Бог с ним. Хорошо, что хоть талантливый», — подумала я. После концерта, за сценой, он фотографировался с какими-то тётеньками, из местных работников. Кинчев был скромен и несчастен. Тогда я подумала, что мне его очень жаль. А через несколько месяцев мы встретились в Елисеевском магазине. Что-то друг другу рассказывали, рассказывали, а потом, поскольку официально представлены не были, Кинчев осторожно спросил: «Извини, пожалуйста. Я забыл, как тебя зовут». Потом прибежал возбуждённый Юрий Шевчук, у которого был день рождения и, увидев меня, выдохнул: «Какая красивая». Кинчев задумчиво-мечтательно произнёс: «Она знает...» И я его полюбила. И предложила ему занять мою очередь, потому что стояла значительно ближе к цели (т.е. к кассе). А они меня пригласили пойти выпивать на стройку в честь шевчуковского дня рождения. Я отказалась, хотя пойти хотелось ужасно. Я ушла, а тёплое чувство к Косте осталось. Потом я узнала номер его телефона и позвонила.

 

МО: Взяла инициативу в свои руки?

 

АП: Ну, да. Сказала, что я — это я и обычное «если хочешь — позвони». Он позвонил через очень непродолжительное время со словами: «Это Костя. Я захотел. Приезжай, завтра утром едем в Калинин». Н-да. Так что у меня даже не было времени сделать вид, что я должна подумать. (Прим. Встреча в Елисеевском была 16.05.1988, концерт в Калинине (Тверь) был 26.06.1988).

 

МО: Поехала?

 

АП: Да, мы поехали в Калинин, потом в Питер и т.д. Так продолжалось почти год, а потом Костя ушёл из семьи. Это было настолько неожиданно, что я не понимала, что теперь делать. Вот так... Наверное, это не самая романтическая история, да?

 

МО: Саша, а с первой Костиной семьёй вы сейчас в каких отношениях?

 

АП: Мы общаемся. Живём летом на одной даче, попеременно сидим с детьми. Бываем друг у друга в гостях. Редко, но всё же...

 

У Кинчевых «трое детей на двоих» - Костин сын Женя (9 лет), Сашина дочка Маша (10 лет) и пятилетняя Вера. Девочки очень разные. Маша - русская красавица с длинными русыми волосами. Поёт в хоре в церкви, что по соседству с домом. Вера — полупацанёнок: маленькая, крепенькая, глаза упрямые. Постоянно что-то требует. На Сашины окрики внимания не обращает. Говоря о Вере, Саша вспоминает фразу из «Снежной королевы»: «Детей надо баловать: только тогда из них вырастают настоящие разбойники». Вообще, Кинчевы считают, что дети знают о жизни нечто такое, что взрослым знать не дано. Поэтому относятся к ним с уважением.

 

В Маше романтические черты прекрасно уживаются с техническими способностями. Она пишет стихи, которые никто не пытается сохранить, - об одиночестве, о тоске по маме, об огромном океане, где она - одна-одинёшенька и при этом прошибающем слезу лиризме хладнокровно устанавливает у себя в комнате ею же придуманную сигнализацию, которая при неожиданном открытии дверей срабатывает классическим «плохишёвским» способом: сбрасывает на голову любимой маме (или папе) что-нибудь в меру тяжёленькое.

 

В семье Кинчевых традиционные отношения родители-дети как-то не приживаются. Скорее, это некое содружество людей. К отцу девочки более... терпимы, что ли. Он платит им тем же. Заступается. Саша не разрешает смотреть телевизор. Костя осторожно просит: «Ну, ладно тебе, Саш... Пускай посмотрят». Во время моего разговора с Кинчевым в комнате не появлялись ни разу, зато когда мы сидели с Сашей на кухне... В какой-то момент мне показалось, что в комнате находится не двое, а по меньшей мере шестеро детей. Они бесконечно приходили, что-то спрашивали (Маша) или требовали (Вера) или просто маячили в дверях. Саша их выгоняла, они исчезали и... через несколько минут появлялись снова. «Боже мой! — Саша обречённо закатывает свои русалочьи глаза, — они же без меня стакана воды налить себе не могут!» Хотя как может быть по-другому, уже не представляет.

 

Кинчевская квартира не вписывается в моё представление о том, каким должен быть дом рок-музыканта. У Кинчевых — светло, спокойно. Всё необходимое и ничего лишнего. Замечаю на стене плакат с французских гастролей «Алисы». Кинчев перехватывает мой взгляд.

 

KK: Мы несколько раз ездили. Гастроли были большими, по десять городов, так что Францию объездили достаточно плотно. Играли в основном в пабах, т.е. в ночных клубах, куда вечером приходили работяги — попить пивка и послушать зажигательную музыку. Конечно, работать там сложнее, чем дома. У нас ведь есть движения — я имею в виду алисоманию, а там мы воспринимались как голый сырой коллектив, который обязан был завоевать публику. Вариантов не было: либо ты берёшь её, либо — нет. В основном брали. После нас выступал датский коллектив «Никогда не плачущий волк». После первого концерта они попросились играть... первыми.

 

МО: Заплакали значит?

 

КК: Ну: да... (смеётся)

 

МО: С твоей постоянной аудиторией происходили какие-нибудь изменения?

 

КК: Нет. Рок — он ведь для тинейджеров. Одни вырастают, другие приходят.

 

МО: А чтобы целыми поколениями на концерт приходили, такого не бывает?

 

КК: Бывает. Только те, кто постарше, сидят, как правило, на балконе и вспоминают свои лихие былые денёчки, когда они отплясывали в партере, где сейчас скачут их дети.

 

МО: Костя, время идёт — появляются новые музыкальные имена. На тебя оказывают влияние происходящие в музыкальном мире события или нет? Ты как-то «подпитываешься» со стороны?

 

КК: Практически нет. Мне, конечно, интересно послушать, что твориться в мире, но не более того. Я вообще-то человек консервативный, и мои музыкальные пристрастия давно сформированы.

 

МО:?

 

КК: Шевчук, «Аквариум», «Кино», «Зоопарк», Башлачёв - всё те же.

 

МО: Хорошо, что ты такой постоянный человек.

 

КК: Имя обязывает. (Константин в переводе с греческого означает «постоянный»).

 

ИЗ РАЗГОВОРА С САШЕЙ
Костя, при всём своём кажущемся бурном характере, человек фундаментальный, жёсткий. Мне же, нужно либо всё, либо ничего. Я не могу стоять на одном месте: мне нужно больше, больше... А потом я начинаю сходить с ума, потому что больше некуда. А Кинчев внутренне очень устойчивый человек, его практически невозможно выбить из седла. У него всё чётко: нужно идти до конца. И ещё: он не будет разрушать то, что построено.

 

МО: Саша, а к вере в Бога вы как вместе пришли?

 

АП: Это Костя пришёл. Наверное, решающую роль сыграла поездка в Иерусалим в 1992 году. Конечно, это было внутри. Каждый человек внутренне предрасположен к какой-то религии. Как там у Высоцкого: «Кто верит в Магомета, кто в Аллаха, кто в Иисуса...»

 

МО: Кинчев как-то изменился после иерусалимской поездки?

 

АП: Конечно. Он... лучше стал. То есть он и был хороший - его ведёт то туда - то сюда, ограничений-то никаких нет. А мы крестились, венчались, в Храм ходим, исповедуемся. Появляются Законы, которым нужно следовать.Трудно это, конечно...

 

Напоследок задаю Кинчеву джурный вопрос о планах на будущее.

 

КК: Наверное, закончить историю с выходом нового альбома. «Дурень» будет называться. А вообще... Жить, верить.

 

Провожать меня вышли впятером: Костя, Саша, Маша, Вера и собака. Семья.

 

199703051

 

199703051

 

Анна СИЛЮНАС
Фотографии: Алексей ФЁДОРОВ
Журнал "МУЗОБОЗ" № 2-3, 1997

 

Статью прислал: Пётр Правозащитник

 
Дата публикации: 01.08.2018;   Опубликовал kibitka;   Кол-во просмотров: 215

март 1997 - Заканчивается сведение альбома «Дурень»
19 марта 1997 - Концерт - Новосибирск - Кинотеатр им. В.Маяковского

 

 

НАВЕРХ