no©2000-2020 КиБиткА
Летопись Группы АлисА
Ваш логин:
Пароль:

 

Поиск:

 

март 1997 - Заканчивается сведение альбома «Дурень»

199703041

 

Вырезка: Дмитрий Фан Крот

 

 

 

Скорее всего “Дурень” увидит свет весной нынешнего года.

 

alisa.net, 4 марта 1997

 

 

 

Интервью, взятое у Константина Кинчева и звукорежиссёра Андрея Худякова сразу после выхода альбома:

 

Константин Лакин (К.Л.) - Вот мы и подошли к новому альбому Алисы.
Константин Кинчев (К.К.) - "Дурень" записывался в замечательной, очень крутой новой студии Павла Слободкина. Туда мы пришли практически готовые, с наигранной программой, но случилась беда - попал в больницу гитарист и совместная игра (а там огромное ателье, великолепно приспособленное для ансамблевой игры) не удалась. Пришлось писать последовательно: барабан с басом, потом гитары, потом вокал и другие инструменты.
Андрей Худяков (А.Х.) - В студии Слободкина очень сильная обслуживающая бригада - люди с большим опытом туровой и студийной работы. Однако Алиса была им совершенно не знакома. В результате наши отношения в начале строились достаточно тяжело. Но профессионалы звукозаписи обязаны не только знать аппаратуру, но и уметь общаться со всеми участниками проекта. Так что через какое-то время мы нашли общий язык и дальше все протекало спокойно. Я вообще люблю работать в больших студиях со сложным оборудованием, несмотря на то, что в них у персонала всегда есть свои требования и свои взгляды на создаваемый материал. Люди, обслуживающие пульт класса Neve, имеют свои наработки и знают многие тонкости. Так что у таких специалистов экстра-класса всегда есть чему поучиться.

К.К. - Да хорошая была работа.
К.Л. - Костя, а как ты участвуешь в процессе сведения?
К.К. - У меня все на эмоциональном уровне - нравится, не нравится.
К.Л. - Это сильно влияет на результат?
К.К. - Сильно. Мы с Андреем песню "Шабаш" пересводили 6 раз.

А.Х. - Костя утверждает, что не обладает глубокими техническими познаниями и воспринимает сведенный материал на уровне "нравится- не нравится". Но при этом он четко знает, что хорошо, а что плохо и, главное, всегда готов спрогнозировать: удачным или нет будет предлагаемое ему решение. Если же Костя чего-то не понимает - он с удовольствием идет на эксперимент. И когда результат категорически выпадает из Костиного восприятия, он отвергается безжалостно и бесповоротно. В частности во время работы над "Дурнем" перед тем как приступить к сведению у нас была пауза - небольшой перерыв для того, чтобы отдохнули уши. За это время студийцы сделали ряд вариантов сведения нескольких песен. Общий звук по первым результатам сведения Костю не устроил категорически: в нем не чувствовалась энергетика Алисы, отсутствовало лицо группы. Впоследствии благодаря автоматизации пульта мы возвращались к старым миксам, сравнивали, что-то подправляли. И конечный результат сильно отличается от того первого студийного сведения - на мой взгляд, несомненно, в лучшую сторону.

К.Л. - Как ты думаешь, почему так получилось?
А.Х. - Опыт опыту - рознь. Если человек привык строить звук одного содержания, а ему нужно работать с абсолютно незнакомым материалом, то каким бы профессионалом он не был, на помощь обязаны прийти люди, знакомые с творческой концепцией исполнителя. И если специалисты не смогут найти общий язык и договориться о том, кто и каким образом будет удовлетворять свои амбиции, проигрывает дело, ради которого все собрались. В нашем случае так не получилось, за что я благодарен и ребятам в студии и Константину, который очень мощно контролировал процесс и довел его до результата, устроившего в первую очередь его самого.

К.Л. - Насколько я знаю, на "Дурне" вы опробовали разные surround-идеи. Это что, действительно актуально: рок и surround? Ведь рок хочется слушать не между гитарными комбо, а из зала.
К.К. - Мы просто хотели записать альбом, адаптированный к объемному воспроизведению, чтобы в каналы surround не лезла грязь. Потому что при проигрывании обычной стереофонической фонограммы через surround-приставку могут происходить совершенно криминальные вещи.

К.Л. - То есть идея была в том, чтобы можно было слушать и на стерео- и на surround-аппаратуре?
К.К. - Да. Мы адаптировали материал для комфортного восприятия в любом формате.

А.Х. - Что же касается surround и рока вообще - тут я не согласен с абсолютной несовместимостью этих понятий. Музыка группы Алиса очень драматична - как в текстах, так и в сценическом воплощении. Поэтому ее вполне можно записывать в surround. И дело не в том, чтобы гитарист зашел за спину слушателя. Объемные эффекты должны основываться на сюжете песни и на характере исполнения музыки.

К.К. - Может быть, в дальнейшем мы и вернемся к идее полноценного surround-сведения.
К.Л. - Судя по списку студий, в которых вам приходилось работать, каждая в свое время была одной из лучших. Есть ли у вас какие-то взгляды на тенденцию развития отечественной звукозаписи?

К.К. - Что касается техники, то у здесь давным-давно все в порядке. На мой взгляд у нас плохо с профессиональным продюсерством - оно находится в самом зачаточном состоянии.

 
Дата публикации: 07.05.2010;   Опубликовал Из архива сайта на 01.04.2010;   Кол-во просмотров: 1116

3 марта 1997 - Похороны Анатолия Крупнова - Москва - Введенское кладбище
март 1997 - Выходит статья «Постоянный Кинчев»

 

 

НАВЕРХ